Настройки отображения

Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения

Настройки

Президент России — официальный сайт

Документ   /

Встреча с представителями общественности Дальнего Востока

6 сентября 2019 года, Приморский край, остров Русский

Владимир Путин встретился с представителями общественности для обсуждения вопросов развития Дальнего Востока.

Встреча с представителями общественности Дальнего Востока

Владимир Путин встретился с представителями общественности для обсуждения вопросов развития Дальнего Востока.

В.Путин: День добрый!

У нас [Восточный экономический] форум заканчивается, как вы знаете. Мне кажется, что его работа идёт на пользу региону в целом, Дальнему Востоку и Приморскому краю.

Мы начали с 2012 года, когда провели здесь крупное мероприятие, [саммит] АТЭС, как вы помните. Это толкнуло развитие региона, позволило нам, помогло толкнуть развитие региона по самым разным направлениям.

Такие форумы, как Восточный экономический форум, создают дополнительные условия, привлекают инвестиции, дают нам возможность раскрыть перед потенциальными инвесторами – как перед российскими, так и перед иностранными нашими друзьями и партнёрами – возможности региона, развивают его.

Сейчас всё заканчивается, гости разъехались. У нас с вами есть возможность спокойно друг с другом поговорить о тех вопросах и проблемах, которые ближе всего к тем людям, которые живут на Дальнем Востоке, живут здесь, в Приморье, – не применительно к форуму, а исходя из реалий сегодняшнего дня.

Я на этом хотел бы закончить. Передаю вам слово и прошу вас формулировать вопросы, задачи, предложения, которые наверняка в большом количестве у каждого из вас имеются.

Прошу вас.

Г.Редько: Владимир Владимирович, добрый день! И все участники!

Меня зовут Геннадий Редько, я основатель и генеральный директор компании «Хотлид». Мой вопрос связан с развитием стартапов и технологических проектов на Дальнем Востоке.

Наша компания является одним из первых резидентов «Сколково» из Хабаровска, якорным резидентом технопарка «Русский», и мы первый стартап на Дальнем Востоке, который привлёк инвестиции от Дальневосточного фонда высоких технологий, который был создан по Вашему поручению. От лица всей команды, во-первых, хочу сказать слова благодарности за то, что на Дальнем Востоке начали реализовываться такие программы.

Мы являемся разработчиками современной платформы для бизнеса, которая работает в 75 странах мира, и в том числе в России. Сейчас мы прорабатываем пилотный проект с «Почтой России». Как раз таки форум нам позволил пообщаться напрямую с генеральным директором «Почты России», показать нашу разработку и обсудить пилотное внедрение проекта, который поможет всем – я думаю, многие здесь пользуются услугами «Почты России» – получать свои посылки без очереди и комфортно.

Очень мечтаем поработать с компаниями «Ростелеком», «Ростех», «РОСНАНО», потому что искренне верим, что разработки, которые делаются на Дальнем Востоке, могут быть применимы и в федеральных компаниях. Офис у нас в Хабаровске находится, а после получения инвестиций открыли филиалы здесь, во Владивостоке, и в Москве.

Но, к сожалению, есть проблема, что не все стартапы доходят до такого уровня. Наша компания развивалась только благодаря собственным средствам и опыту, который я получил в компании Mail.ru. Я остался здесь, на Дальнем Востоке, а не переехал в Москву, хотя у меня было много попыток уехать работать в Mail.ru. И здесь, на Дальнем Востоке, мы видим перспективу. Есть талантливые разработчики, но, к сожалению, есть проблема ещё и с кадрами.

Вчера на пленарном заседании Вы затронули очень важную тему – это развитие начинающих и молодых стартапов. Было озвучено предложение создать некий фонд, который будет поддерживать именно молодых начинающих. У меня было аналогичное предложение рассмотреть эту возможность, но нужно понимать, что не деньги являются основной целью. Деньги – это лишь инструмент для достижения этой цели. Поэтому фонд, как и в рамках Дальневосточного фонда высоких технологий, должен оказывать ещё и некую консультацию, то есть он должен обозначать цели для стартапов. Очень многие уходят в продукт, забывают про продажи, и, соответственно, на этом проекты закрываются.

И вторая проблема – это кадры. Есть талантливые разработчики на Дальнем Востоке, но, к сожалению, большинство из них – самоучки, и в целях реализации самих себя они уезжают в другие регионы. Мы берём, набираем людей в команду, мы видим, что только на последних курсах начинают изучать современные языки программирования. Лично по моему мнению, стоит рассмотреть внедрение программ, возможно, дистанционных программ обучения, именно современным языкам разработки.

Наша компания прошла весь этот путь. Мы готовы делиться своим опытом, хотим развиваться и быть полезными. Спасибо большое.

В.Путин: Во-первых, хорошо, что не уехали. Mail.ru, кстати, развивается, Вы знаете. Я надеюсь, что будет вписываться в общие тренды развития отрасли. То есть не надеюсь, а точно совершенно будет.

Перед такими компаниями, как та, которую Вы назвали, Mail.ru, нашими другими ведущими компаниями в этом секторе – огромные перспективы, огромные задачи, но и большие трудности, связанные с конкуренцией, прежде всего не только с европейцами, но и с китайскими платформами. Здесь мы знаем, о чём с Вами говорим. Но то, что нужно развивать такие стартапы по всей стране, в том числе в Приморье и вообще на Дальнем Востоке, – безусловно. Мне бы очень хотелось вообще, чтобы Приморье, Дальний Восток развивались не как сырьевые регионы или не только как сырьевые регионы, а именно как высокотехнологичные регионы, и здесь бы развивались соответствующие отрасли.

Что касается венчурного фонда, о котором сейчас вспомнили, мы с коллегами об этом говорили. Вопрос всё-таки прежде всего в финансах, в том, чтобы финансами наполнить этот фонд. Они есть, они есть сейчас в Фонде развития Дальнего Востока, – думаю, что это будет основной источник формирования и венчурного фонда.

Конечно, у венчурных фондов в мире вообще и в том, о создании которого мы говорим здесь, прежде всего задача – поддержать [стартапы] финансово. Но я с Вами полностью согласен: если не хватает квалификации, то самостоятельно трудно очень добиться определённого уровня. Поэтому нужно просто сориентировать соответствующие учебные заведения – Дальневосточный федеральный университет, где мы находимся, другие высшие учебные заведения.

Что касается дистанционного обучения – это само собой, но конкретному человеку, физическому лицу трудно, может быть, это организовать. Это тоже должно быть организовано здесь, если здесь чего-то не хватает – хотя мне трудно себе представить, что здесь может чего-то не хватать, – надо просто настроить эту систему подготовки. Не знаю, нужно ли нагружать этим венчурный фонд, я просто сейчас не готов на это ответить. Зачем, когда у нас целая система существует высшего и среднего образования, колледжей? Поэтому над этим нужно подумать. Хорошо, что обратили на это внимание, займёмся этим отдельно, соответствующее поручение я коллегам в Правительстве дам. Спасибо.

А ваш успех основной Вы в чём видите сегодня? Чего добились уже?

Г.Редько: Во-первых, мы реализовали госпроекты, сумели показать, что наш проект может быть применим в разных сферах – не только в малом и среднем бизнесе, но ещё и в госсекторе. Мы сумели всё-таки составить команду, мы выросли сейчас существенно. Я считаю, что для Дальнего Востока это большой прорыв.

В.Путин: Я услышал Ваши пожелания наладить работу с нашими крупными высокотехнологичными компаниями, «Ростех» Вы упомянули, «РОСНАНО». Юрий Петрович [Трутнев] напомнит, я коллегам скажу, оставьте только все свои данные, хорошо?

Г.Редько: Обязательно, спасибо.

В.Путин: Спасибо.

А.Ануфриев-Егорофф: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович.

В.Путин: Давайте сидя будем, так будет комфортнее, а то мне тоже хочется привстать.

А.Ануфриев-Егорофф: Меня зовут Агриппина Ануфриев-Егорофф. Мои предки вынуждены были покинуть Дальний Восток в середине прошлого века, переехав через Китай в Бразилию. Там я родилась, собственно, прожила всю жизнь.

В декабре прошлого года я решила вернуться в Россию.

В.Путин: Язык сохранили как хорошо.

А.Ануфриев-Егорофф: Спасибо.

В.Путин: Это Вам спасибо.

А.Ануфриев-Егорофф: Приняла присягу в прошлом месяце, получила гражданство.

Хотела Вам сказать огромное спасибо за то, что поддерживаете переселение старообрядцев в Россию. Хотела бы сказать, что люди из Администрации Президента нас очень поддерживают, Митрополит Корнилий, хотя мы из разных старообрядческих согласий, и Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Вас там очень все уважают.

В.Путин: Надеюсь.

А.Ануфриев-Егорофф: Мы живём, для нас Россия – это очень далеко, как сказка, но всё равно. Например, я на прошлой неделе говорила с тётей из Чили, она знает, что Вы туда скоро приезжаете, сказала: «Передай привет. Пусть приезжает на русскую кухню».

В.Путин: У Вас большая семья?

А.Ануфриев-Егорофф: Моя собственная – нас пятеро детей, отец, мать. Переехала я с сыном.

Сюда намерены переехать вскоре около 50 старообрядческих семей из Южной Америки. Вопрос, который нас волнует, – это кредитование сельскохозяйственной деятельности. Мы приезжаем сюда, сталкиваемся с некоторыми трудностями. Они попросили меня обозначить, если возможно: долгосрочное кредитование под проценты, к которым мы там привыкли, – до двух процентов, если возможно, и долгосрочное – лет на двадцать, и первый платёж – лет пять чтобы было рассрочки, чтобы нам, например, к климату привыкнуть, обустроиться, завести технику.

В.Путин: Давайте мы подумаем над подпрограммой. У нас есть программа поддержки соотечественников, которые переселяются в Россию в целом. Можно подумать над подпрограммой для таких переселенцев, как Вы, из стран дальнего зарубежья, так скажем, чтобы не выделять старообрядцев в отдельную категорию. Но я понимаю, что вам нужно особое время на адаптацию, особые формы поддержки, мы подумаем над этим.

Думаю, что это возможно, тем более что для государства это не будет слишком обременительно, имея в виду, что это не массовый поток, связанный с сотнями тысяч людей. Хотя сам факт того, что Вы переселяетесь, – это очень хорошо, это создаёт очень хорошие прецеденты для других людей.

Хотя здесь проблем ещё много, я знаю, что были случаи, когда вы сталкивались – не Вы лично, я надеюсь, не будет в Вашей судьбе этого, – люди переселившиеся, из числа старообрядцев, сталкивались с проблемами, с несправедливостью в отношении них. Мы постарались это устранить, не знаю, насколько это удалось, вроде получилось, но будем и дальше вас поддерживать.

А.Ануфриев-Егорофф: Спасибо большое.

В.Путин: Не знаю, удастся ли мне в Чили попробовать русскую кухню. Если случится, я буду очень рад. Тётя не собирается переезжать пока?

А.Ануфриев-Егорофф: Пока думает.

В.Путин: Хорошо. Удачи Вам. А Вы чем занимаетесь сейчас?

А.Ануфриев-Егорофф: Я делаю сыры. Мы в Бразилии именно этим занимались. Доили около 50 коров, в месяц около 200 килограммов сыра делали.

В.Путин: А сейчас у Вас хозяйство есть уже здесь?

А.Ануфриев-Егорофф: Пока ещё нет здесь.

В.Путин: А как же Вы делаете сыры, из чего?

А.Ануфриев-Егорофф: Там рядом есть деревня старообрядцев, которые переселились три года тому назад. Я у них молоко покупаю, перерабатываю.

В.Путин: У них молоко соответствующего качества для сыров?

А.Ануфриев-Егорофф: Да. И здесь местные жители уже оценили, как-то начало уже всё получаться. Я очень рада.

В.Путин: Слава богу. Я очень рад за Вас. Удачи Вам.

А.Ануфриев-Егорофф: Спасибо.

В.Путин (обращаясь к Ю.Трутневу): Возьмите тоже данные, ладно?

Пожалуйста.

С.Самойленко: Добрый день, Владимир Владимирович.

Самойленко Сергей, вулканолог и учредитель единственного в России музея вулканов «Вулканариум».

В.Путин: Это где?

С.Самойленко: Это Камчатка.

Я очень рад, что наша встреча проходит на фоне панорамы моего родного города, и я очень рад и даже счастлив, что то время, в котором мы живём, и та страна, в которой я живу, позволяют мне полностью реализовывать то, что я хочу, и дарить этому городу, в котором я родился, то, чем я богат, то, что я знаю, и то, что я умею.

Но здесь я выступаю сейчас не как учёный, а как социальный предприниматель. Вчера Вы говорили о развитии Дальнего Востока – экономическом, социальном, инновационном и так далее. Но есть ещё одна замечательная страница – это престижность жизни на Дальнем Востоке и образ дальневосточника не просто как добытчика, не просто чего-то такого дикого, а образ просвещённой провинции.

Наш проект «Вулканариум» из частного музея превратился, в конце концов, уже в просветительский комплекс, где мы показываем иностранцам, что здесь не просто дикий край с великолепной природой, где никого нет, а вулканы есть, а это край, в котором живут люди, его глубоко изучающие, знающие и, в общем-то, живущие здесь осознанно и со смыслом.

Кроме того, мы проводим занятия в кружках. Всё это бесплатно для детей, и, таким образом, социальный бизнес (не только наш) – это отличный способ…

В.Путин: Какой же это бизнес, если у вас всё бесплатно?

С.Самойленко: Не всё. Музей есть музей, уже в этом году больше 15 тысяч туристов нас посетили, 20 лайнеров. Но социальный бизнес – это всё равно некая миссия, и она делает рентабельность сложной. Мы прекрасно понимали, на что идём, нам была очень мощная поддержка оказана со стороны краевых властей.

Но, к сожалению, не всё оказалось возможным. Мы ждали с нетерпением закон №209 о социальном предпринимательстве, поскольку в нём прописано, каким образом можно решить одну из самых сложных наших проблем – по крайней мере, для социальных предпринимателей Камчатки – это вопрос аренды и вопрос используемых площадей.

Опять же, мы вроде как предприниматели, мы работаем по рынку. Но если мы будем работать по рынку так, как требует того наша аренда, нам придётся либо делать какие-то совершенно невероятные цены, что не работает, либо не пускать детей и так далее и так далее, либо, в общем-то, уходить.

Но есть возможность это сделать, если социальным предпринимателям дать возможность выйти на федеральную поддержку именно в вопросе либо частичной компенсации арендной платы, либо каких-то подобного рода вещей в рамках свежепринятого закона.

Наш музей – это уже не просто какое-то частное предприятие. Это 17 залов, это большой красивый музей, который будет в этом году представлен и в «Сокольниках» на выставке частных музеев. Мы представляем Камчатку на фестивале РГО, мы показываем иностранцам совсем другую Камчатку, Камчатку знающую.

Очень хочется развиваться, нам для этого нужна помощь государства. И в планах у нас создание определённой школы для гидов, причём федерального масштаба, поскольку Камчатка – это великолепное место, где можно оттачивать мастерство гида. Хочется продолжать образовывать 80 ребятишек, которые к нам ходят уже второй год. Это уже наш подарок городу. Но нужна помощь.

В.Путин: Камчатка вообще, конечно, бриллиант наш природный, заповедник в целом, всё там заповедное. Я ничего более красивого в мире не видел, чем Камчатка.

То, что Вы делаете, конечно, прекрасно, это замечательная инициатива. Вообще Вам можно позавидовать, поскольку Вы делаете правильное дело и в то же время это Ваша специальность. Это редкое, не так часто встречающееся совпадение. Но то, что закон принят, мне кажется, уже хорошо. В рамках этого закона, если мне память не изменяет, сейчас соответствующие ведомства готовят перечни направлений деятельности, которые должны будут получить особую поддержку.

Вы упомянули тоже про РГО, я и с коллегами в Москве поговорю на этот счёт, мы не забудем ваше учреждение, ваш музей. И по линии РГО есть возможность поддержать. Так что сделаем либо так, либо так.

А системно Правительство, повторяю, готовит соответствующие направления и перечень проектов соответствующих.

С.Самойленко: Благодарю.

В.Шалай: Добрый день, Владимир Владимирович!

Виктор Шалай. Я представляю здесь два музея: Приморский музей имени Арсеньева и музей-заповедник «Владивостокская крепость». У меня к Вам есть просьба. Но перед ней я хотел Вам сказать искреннее спасибо за те решения, которые Вы приняли в этом году в отношении музейного дела на Дальнем Востоке и в Приморье. Как человек внутри профессии, я понимаю, что значение их трудно переоценить, и понимаю, что это совершенно другие глобальные возможности для работы с наследием, что чрезвычайно важно, потому что оно здесь есть. Думаю, что не только Владивостокская крепость, но и региональная этнография, археология, морское наследие получат новое к себе внимание, новые возможности уже в самое ближайшее время.

В.Путин: Но крепость – это тоже уникальный объект, конечно. Поэтому мы и обратили на него внимание.

В.Шалай: Да, с него всё началось, собственно. И спасибо, что Ваши поручения были даны, и сейчас в Правительстве идёт большая работа по формированию большого федерального музея.

Моя просьба тоже касается наследия – российского наследия, русского наследия, – но находящегося не на территории Приморья, а в сопредельной стране – на территории Маньчжурии. Я буду старомодными терминами, если можно.

Вы знаете, что у нас много совместной истории с этой территорией и в связи с КВЖД, и в связи с войнами, и на территории Маньчжурии находится довольно много захоронений, довольно много русских православных храмов. И, приезжая туда, честно говоря, нечему радоваться, потому что можно видеть, с одной стороны, примеры русского присутствия, а с другой стороны – часто ужасающее состояние памятников, которые там находятся. Особенно это оттеняет то, что иногда рядом находятся, например, – если мы говорим про Русско-японскую войну, – мемориалы японские, которые видно, что совсем недавно отреставрированы.

Задавая вопросы соответствующим людям, в том числе дипломатам, я слышал, что китайцы – трудные переговорщики и в этом вопросе особенно щепетильны, дескать, не убедить их, чтобы получить разрешение отреставрировать или, может быть, перевезти в Россию то, что им там не надо. Но я думаю, что всё-таки это возможно, тем более что на территории Маньчжурии…

Приведу вам маленький пример. Конечно, всё перечислять не имеет смысла, но особенно эта проблема видна, когда приезжаешь в нынешний город Шэньян, по старинке – Мукден, под которым были страшные сухопутные сражения времён Русско-японской войны. И там есть два объекта: один находится в городе, второй находится недалеко от города, на месте сражения. Первый – это крест-памятник на братской могиле, автором которого является великий русский художник Василий Поленов. Второй – это храм-памятник на уже несуществующем воинском кладбище, снесённом и застроенном домами, который спроектирован Великим князем Петром Николаевичем. И тот и другой находятся в ужасном состоянии ещё со времён «культурной революции», со следами пуль, с какими-то деформациями, с уничтоженными иконами, с вынесенным иконостасом, с ограниченным доступом к ним.

Считаю, что если соответствующие ведомства предпримут необходимые усилия, то китайцы станут нормальными переговорщиками. Стали же они для японцев в этом вопросе нормальными переговорщиками! Считаю, что это настолько деликатный и важный вопрос для репутации нашей страны. Потому что, когда ты находишься рядом с этими объектами и тем более понимаешь, что это произведения настолько великих людей, то есть это, в общем-то, часть мирового культурного наследия, не только российского, особенно обидно понимать, что ровно так – с такими дырками от пуль, с такими ранами, руинами, невозможностью подойти, – ровно так Россию видят там обычные люди.

Считаю, что обратить на этот вопрос внимание, попробовать получить разрешение на реставрацию этих объектов или разрешение на их вывоз в Россию, если они не нужны на территории Китайской Народной Республики и у них там нет будущего, – я считаю, что это вопрос, если хотите, национального достоинства и очень важный, повторю, репутационный вопрос для нашей страны. Я прошу Ваше внимание обратить на это, потому что то, что находится на территории Маньчжурии, автоматически попадает в зону компетенции музея, который создаётся по Вашему поручению сейчас, – Музея истории Дальнего Востока.

У меня всё. Спасибо.

В.Путин: У нас вопросы подобного рода решаются в рамках соответствующих межправсоглашений. У нас много, к сожалению, захоронений наших воинов в различных странах – в Европе и в Азии. Но то, о чём Вы сейчас рассказали, конечно, для меня новая информация. Не думаю, что так уж сложно будет договориться нам с Китаем, тем более что с этой страной – и мы всё время это подчёркиваем – у нас особые отношения сложились за последнее десятилетие, действительно союзнические, стратегические.

Да, всё-таки Китай – это страна, где у власти находится компартия, а отношения к вопросам религиозного характера у коммунистов в разных странах по-разному складываются. Но я не вижу никаких особых проблем для того, чтобы этот вопрос с китайским руководством решить. Не только, кстати говоря, на самом высоком политическом уровне, но даже на региональном можно было бы это сделать, если, как Вы правильно сказали, заниматься этим системно и должным образом.

Вы сравнили соответствующие наши объекты с японскими. Почти наверняка это связано с тем, что японцы финансировали, а мы – нет, вот и всё. Естественно, для китайских властей это не может быть приоритетом. Это должно быть нашим приоритетом, потому что это наше наследие на территории соседней страны.

Думаю, что мы этот вопрос решим – либо так, либо так, как Вы предложили. Но, скорее всего, я думаю, что лучше делать это на месте, просто выделить соответствующие ресурсы, договориться с китайскими друзьями. У нас действительно с ними очень добрые, дружеские отношения, хочу это ещё раз подчеркнуть. Мне кажется, что мы это решим, и достаточно быстро, но решим с точки зрения административных процедур, а затем найдём эти деньги, для того чтобы привести всё в порядок. Потому что разрывать там, что-то вывозить оттуда, что-то там оставить – я не знаю, правильно ли это или неправильно.

В.Шалай: Просто есть объекты, которые уже попали в зону застройки. Храм, о котором я говорил, находится во дворе жилых домов, в очень плохом состоянии, к нему нет подходов и, совершенно точно, у него нет будущего на этом месте, потому что жилые дома вокруг сносить никто не будет.

В.Путин: У Вас есть какая-то информация письменная? Передайте коллегам моим из Администрации, я займусь этим. Спасибо.

Прошу Вас.

В.Вахонина: Добрый день.

Меня зовут Вера Вахонина, я директор компании медицинского туризма «Верналь». 10 лет мы занимаемся тем, что организуем пациентам лечение за границей. И мой вопрос, конечно, касается нашего здравоохранения, потому что люди на самом деле едут туда вынужденно, потому что они не могут получить необходимую помощь в Российской Федерации. В частности, в Южную Корею выезжают ежегодно порядка 25 тысяч человек из России.

Вчера Вы приняли очень важное решение для Дальнего Востока – это создание международного медицинского кластера на территории острова Русский. Это очень своевременное, очень важное решение, потому что таким образом тысячи дальневосточников смогут получить качественную помощь, не выезжая за границу.

Но мой вопрос состоит в том, что Вы упомянули возможность входа иностранных клиник на территорию кластера. Участвуя здесь в сессиях, я услышала о сложностях вхождения этих иностранных клиник в плане перерегистрации их лицензий, оборудования, различных систем, стандартов лечения. Мне кажется, если эти клиники будут приходить из стран, входящих в состав ОЭСР, где уровень здравоохранения очень высок, то, наверное, нет смысла в перерегистрации подобного рода для вхождения клиник. Просто это очень сильно может затянуть процесс. Поэтому я хотела бы обратить внимание на это, чтобы процесс внедрения кластера действительно был не таким затянувшимся и чтобы как можно меньше препон возникало с вхождением именно иностранных клиник. И, возможно, нам, России, возобновить вхождение в ОЭСР, что сняло бы очень много административных барьеров в связи с этим?

Спасибо.

В.Путин: Во-первых, мы не прекращаем контакты с ОЭСР. Работа идёт, мы в контакте с коллегами. И подавляющее большинство требований, которые складываются в рамках этой организации, Россия исполняет.

Что касается медицины, то здесь в целом подход правильный, я с Вами согласен. Но есть и некоторые вещи, о которых мы не можем не думать. Вот так просто слепо брать и перекладывать на нашу почву всё, что делается за границей, видимо, маловероятно, потому что несёт в себе определённые риски качества. Стандарты разные у нас частенько.

Это совсем другая сфера – то, что я сейчас в качестве примера приведу. Специально не хочу вдаваться здесь, чтобы у нас не возник спор, не прямо сейчас, а потом, в профессиональном сообществе. Но, скажем, очень хорошие стандарты качества в Европе? Да, замечательные, технологии новые. Но у них нет таких снеговых нагрузок, как в России и как в Приморье. Если мы будем делать всё по их стандартам, у нас крыши рухнут.

Медицина – совсем другая сфера, я прекрасно понимаю это, отдаю себе в этом отчёт. Но есть всё-таки и разные подходы. У нас, например, некоторые требования выше.

Тоже другую сферу возьмём, допустим, фитосанитарный надзор. У нас требования выше, чем даже в европейских странах, по отдельным видам продуктов.

То же самое может касаться лекарств. Хотя есть избыточные требования и там, где много лет применяются методики, препараты, причём в соответствующих странах, где эта сфера деятельности, естественно, является очень развитой.

Я понимаю, надо гибкий изобрести подход. Я позавчера, перед тем как сказать это на форуме, специально отдельно обсуждал это с Министром здравоохранения. Поэтому я Вам говорю ответственно. Это не моё мнение, это мнение Министерства здравоохранения. Хотя я знаю, что очень много всяких избыточных требований, это мне тоже хорошо известно.

Поэтому, разделяя в целом Вашу точку зрения, я хочу, чтобы Вы согласились с таким подходом, что нужно действовать аккуратно, потому что из соседних стран мы можем получить, не скажу шарлатанов, но очень низкое качество обслуживания под видом каких-нибудь традиционных медицин. Поэтому нужно быть здесь очень аккуратными. Это первое.

Второе. Вот эти кластеры, надо прямо это сказать, не решают проблему здравоохранения страны и Приморского края и Дальнего Востока в целом, потому что этими услугами воспользуется определённое количество людей, но далеко не все: ими могут воспользоваться только люди, которые имеют определённый уровень доходов, – вот о чём речь. Но это тоже нужно делать. Лучше бы люди, если имеют возможность поехать за границу, получали эти услуги, не выезжая за границу. Это правда. Это как один из инструментов улучшения общей системы здравоохранения и закрытие определённой ниши.

Я услышал, что Вы сказали, и мы обязательно будем иметь в виду Ваши соображения, чтобы не забюрокрачивать излишне этот процесс.

В.Вахонина: Спасибо.

В.Путин: Извините, пожалуйста, хочу вернуться…

(Обращаясь к В.Шалаю.) А вы считаете, что эти объекты можно перевезти, что нам можно разобрать там эту церквушку…

В.Шалай: В отношении именно храма, информацию о котором я передал: в отличие от всех остальных культовых сооружений он белокаменный, и при должной работе реставраторов он подлежит разбору и сбору на новом месте.

В.Путин: То есть можно разобрать его, да?

В.Шалай: Да. Все остальные – кирпичные, их, конечно, не перевезёшь. Но они в лучшем состоянии.

В.Путин: Там всё есть в Вашей информации?

В.Шалай: Там есть историческая справка и фото, которые показывают нынешнее состояние.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Прошу Вас.

Т.Курлеева: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые присутствующие!

Владимир Владимирович, я главный врач Приморского краевого перинатального центра Курлеева Татьяна, город Владивосток, Ваше доверенное лицо в 2018 году на выборах Президента Российской Федерации.

В.Путин: Хорошее лицо.

Т.Курлеева: Спасибо, Владимир Владимирович, спасибо.

В.Путин: Вам спасибо.

Т.Курлеева: Владимир Владимирович, я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить Вас и всю команду здесь присутствующих и отсутствующих лиц, которые открыли Приморский краевой перинатальный центр. По Вашему указу были открыты в Российской Федерации перинатальные центры, и, безусловно, Владивосток не явился исключением.

1 сентября нашему замечательному учреждению исполнилось пять лет. Мы уже стали такими маленькими именинниками. За этот период мы спасли миллионы жизней. Дело в том, что очень важно, что мы снизили показатель по региону младенческой и материнской смертности. Если раньше этот показатель достигал 9,8 промилле, то сегодня он достигает 4,1 промилле. Очень важно, что и научились выхаживать маленьких пациентов: сегодня процент их выхаживаемости составляет 95 процентов.

В.Путин: Недоношенных детей?

Т.Курлеева: Да, недоношенных детей, которые родились от 500 граммов и до 1,5 килограмма – с экстремально низкой и очень низкой массой тела.

Но мы столкнулись с другой проблемой. Рождение недоношенного ребёнка – это всегда проблема для большой семьи и даже для маленькой, потому что недоношенные детки нуждаются в абилитации: в дополнительных методах лечения, в дополнительных методах обследования, в дополнительной логопедической какой-то подготовке. Конечно, это и межведомственный подход должен быть со стороны всех специалистов.

Сегодня в регистре перинатального центра таких детей со всего Приморского края 1703. Мы просим поддержать Ваше начинание, чтобы Приморский краевой перинатальный центр стал пилотной площадкой именно для абилитации этих маленьких деток.

В.Путин: Что нужно дополнительно для этого?

Т.Курлеева: Мы дополнительно просим 16 миллионов в год финансирования, и мы готовы стать пилотом в данном направлении.

В.Путин: Нет, а что нужно будет вам за эти деньги дополнительно делать?

Т.Курлеева: За эти деньги мы хотим, чтобы были открыты сенсорные комнаты, такие, как должны быть, чтобы были профильные специалисты, которые должны ими заниматься (это врачи узких специальностей), и чтобы в этом плане Вы нас подержали.

В.Путин: 16 миллионов – это, прямо скажем, небольшая цифра. Считайте, что мы уже договорились и вопрос решён.

Т.Курлеева: Спасибо, Владимир Владимирович!

В.Путин: Просто для меня важно услышать то, что Вы сказали. Значит, в других центрах подобного рода по стране существует такая же проблема?

Т.Курлеева: Такая же проблема существует.

В.Путин: Мне казалось, что там мы все проблемы закрыли строительством этого центра и техникой, подготовкой специалистов.

Т.Курлеева: К сожалению, нет.

В.Путин: У вас же наверняка высококлассные специалисты работают, как во всех перинатальных центрах.

Т.Курлеева: Да, у нас есть высококлассные специалисты, они работают. Конечно, мы осуществляем такую же поддержку, но, понимаете, эти дети зачастую именно на этап реабилитации выходят, а не абилитации ранней. Поэтому мы и хотим, чтобы эти [специалисты] были в штате.

В.Путин: А потом их забирают домой?

Т.Курлеева: Потом их забирают домой.

В.Путин: Вы предлагаете их оставить ещё на какое-то время?

Т.Курлеева: Я предлагаю до трёх лет наблюдать этих пациентов у нас, чтобы снизить инвалидность, чтобы они были у нас.

В.Путин: Понятно, я просто этого не знал. Хорошо, договорились.

Т.Курлеева: Благодарю.

В.Путин: Это точно давайте сделаем у вас и посмотрим, как это работает.

Т.Курлеева: И как дальше будет срабатывать.

Благодарю, Владимир Владимирович. Спасибо большое.

Ждём Вас в гости.

В.Путин: Спасибо большое.

Прошу.

К.Пригодский: Владимир Владимирович, здравствуйте.

Пригодский Константин, председатель клуба предпринимателей Приморского края «Примбиз».

На просторах Восточного экономического форума часто возникали темы инвестиций, в том числе зарубежных. Но привлечение зарубежных инвестиций в развитие туристической, в частности, сферы Дальнего Востока и Приморского края влечёт за собой необратимые последствия. Я хотел бы озвучить их. О них не принято говорить громко, но я хотел бы это сказать.

В.Путин: Необратимые хорошие последствия или не очень?

К.Пригодский: К сожалению, нет, поэтому я очень хотел попасть к Вам и задать этот вопрос.

У меня в сообществе очень большое количество предпринимателей, старающихся реализовать свой потенциал в области туризма. Но, как мы знаем, туристические партнёры наши, в том числе гиды, возят туристические группы по весьма странным маршрутам, с которых они получают проценты от продаж и на которых заранее проработаны возможности дополнительного финансирования гидами или кем-то. Это большое количество аффилированных компаний в Приморском крае.

В.Путин: Аффилированных с кем?

К.Пригодский: С китайскими партнёрами.

В.Путин: С китайцами? Вы же не сказали этого.

К.Пригодский: Прошу прощения.

В том числе зачастую весь путь туриста – от проживания до его питания, до его культурно-развлекательной программы – проходит исключительно по такого рода маршрутам, что является, в моём понимании, недопустимым. И большое количество предпринимателей не могут в полной мере реализовать потенциал своих туристических проектов.

В.Путин: То есть они являются формально российскими организациями?

К.Пригодский: Формально они являются российскими организациями, но через заинтересованных лиц или напрямую они принадлежат китайским предпринимателям.

В.Путин: Которые финансируют…

К.Пригодский: Которые финансируют данные компании, которые финансируют данные гостиничные комплексы, ресторанный бизнес…

В.Путин: И держат низкий профиль качества. Это Вы имеете в виду?

К.Пригодский: Безусловно, держат низкий профиль качества.

Мы говорили много раз о том, что туристическая сфера должна развиваться. И я хотел бы обратить на это ваше внимание и попросить дать поручение Правительству разобраться в сложившейся ситуации и, возможно, предусмотреть на законодательном уровне какие-то ограничения действий туристических гидов на территории Дальнего Востока или края. Потому что если Вы посмотрите…

В.Путин: Они действуют как индивидуальные предприниматели? Форму какую они выбирают?

К.Пригодский: Я думаю, стоит разобраться в том, как они действуют. Потому что, если Вы обратите внимание на наших коллег, они не допускают того, чтобы наши экскурсионные гиды работали так.

В.Путин: Конечно, это рынок труда.

К.Пригодский: Поэтому я прошу обратить Ваше внимание на эту проблему и дать соответствующее поручение, чтобы разобрались с туристической сферой. И нам, предпринимателям, в том числе молодым, очень не хотелось бы, чтобы опыт Приморского края перешёл на весь Дальний Восток и дальше. Спасибо.

В.Путин: Подождите секундочку. У Вас есть своё представление о том, какие меры должны быть приняты, для того чтобы навести здесь порядок и легализовать деятельность подобного рода или где-то её пресечь, наоборот, и чтобы вывести из тени всё, что должно работать на самом деле легально и публично?

К.Пригодский: Да, безусловно, у меня есть соответствующие меры. Мы неоднократно с коллегами, взаимодействуя в сфере туризма, в том числе с самыми крупными туристическими компаниями, обсуждали эту проблему. Мы выводили стоимость этих путёвок. Если Вы посмотрите на стоимость самой дешёвой путёвки сейчас в Приморский край – за счёт вот этого снижения качества услуг она сейчас стоит неописуемо мало.

В.Путин: То есть они демпингуют, по сути?

К.Пригодский: Конечно. Это не соответствует, понимаете, не даёт того качества, которое мы можем показать в Приморском крае.

В.Путин: А где у вас эти предложения? Как они оформлены?

К.Пригодский: Я оформлю всё и передам Вам.

В.Путин: Когда и куда Вы передадите? Серьёзно, это важно. На самом деле это важный вопрос, я с Вами согласен. Кому Вы это передадите?

К.Пригодский: Могу Олегу Николаевичу [Кожемяко] напрямую передать. Думаю, что об этой проблеме знают уже и докладывали Вам.

В.Путин (обращаясь к О.Кожемяко):Олег Николаевич, Вы знаете?

О.Кожемяко: Да.

В.Путин: Предполагается или предлагается принять решение на федеральном уровне?

О.Кожемяко: Наверное, да. Может быть, лицензировать те компании, которые занимаются туризмом, потому что все средства оставляются там.

В.Путин: Центрыприбыли остаются за границей?

О.Кожемяко: Конечно.

Во-первых, лицензировать гидов, с тем чтобы гиды были наши. Второе – лицензировать те гостиницы, которые на сегодняшний день оказывают услуги. Они не отвечают своим требованиям.

В.Путин (обращаясь к К.Пригодскому):Об этом речь?

К.Пригодский: Эти разговоры просто уже давно ведутся, и я говорю, что непосредственно все деньги остаются как раз-таки там, оставляя малую часть в виде налогов и сборов в Приморском крае, что идёт на развитие инфраструктуры. Обсуждения предложений, которые Вы озвучили, уже давно ведутся. Поэтому мне бы хотелось, чтобы Владимир Владимирович услышал и приняли уже соответствующие решения.

В.Путин: Только чтобы Ваши предложения не затерялись – в этом главное, уверяю, а всё остальное я сделаю.

К.Пригодский: Хорошо.

В.Путин: Олег Николаевич, возьмите, чтобы до меня дошла эта бумага.

О.Кожемяко: Сделаем.

В.Путин: Договорились.

Пожалуйста.

Д.Романенко: Спасибо большое.

Романенко Диана, председатель приморской общественной организации «Совет многодетных родителей». И вопрос мой, естественно, находится в сфере интересов этой категории граждан.

В Приморском крае уже на протяжении семи лет действует программа по выделению земельных участков семьям.

В.Путин: Видите, не только у староверов большие семьи.

Д.Романенко: Семьям с тремя и более детьми выдано за это время порядка восьми тысяч земельных участков. Безусловно, это замечательный подарок, очень полезный, но, к сожалению, малофункциональный по одной простой причине – к этим участкам нет дорог.

В.Путин: Инфраструктуры.

Д.Романенко: Да, абсолютно верно. Вы об этой проблеме, конечно же, знаете. Большинство из них находится просто в лесу, и туда не то чтобы заехать или строительную технику подвести, просто пешком дойти иногда бывает трудно, да и незачем, собственно. Из этих восьми тысяч участков подъездными путями обладают порядка 12 процентов, свет есть в одном проценте, вода, водоотведение отсутствуют полностью.

Проблема не решаема по объективным причинам: стоимость подведения инфраструктуры к одному участку обойдётся бюджету около двух миллионов рублей. Учитывая большой объём выданной земли и объёмы предстоящих работ, краевой бюджет потянуть такие расходы, скорее всего, не может. Поэтому проблема затягивается.

В.Путин: «Скорее всего» – Вы сказали?

Д.Романенко: Я так думаю.

Наша организация уже на протяжении долгого времени предлагает разные пути, но сейчас, на данном этапе, мы видим только единственный выход – это создание единой федеральной целевой программы с федеральным бюджетом, федеральным контролем. Мы надеемся, что Приморье сейчас, как интенсивно развивающийся край, может быть, станет пионером в этом мероприятии. Спасибо.

В.Путин: Вы сейчас говорите о «гектаре», о выделении земли для многодетных семей?

Д.Романенко: В нашем крае это семьи с тремя и более детьми.

В.Путин: Понятно. У нас есть такое расхожее выражение: за что боролся, на то и напоролся. Сейчас я вам скажу, о чём идёт речь.

Когда обсуждался вопрос о выделении земель, разные были у нас дискуссии на этот счёт, и многие говорили, что не нужно вообще этого делать. На вопрос, почему, как раз аргумент был простой: они не получат земли в обустроенных местах, поскольку эти обустроенные места с инфраструктурой все уже разобраны строительными компаниями, а людям будут давать в основном землю там, где строительные компании не берут, и что потом людям делать? Были другие точки зрения, и они очень простые: давайте дадим хотя бы эту землю – хотя бы продадут, если не смогут обустроиться. В конечном итоге я согласился с теми, кто считал, что лучше дать, чем вообще не давать. Вот сейчас возникло вживую как раз то, о чём меня предупреждали: инфраструктуры-то нет, что с этим делать?

Можно подумать об отдельной программе, она, конечно, не может быть исключительно федеральной. Если её делать, то она должна быть и федеральной, и региональной обязательно, комбинированной. Потому что я ничего не хочу сказать плохого о своих коллегах – руководителях регионов, но если они не будут чувствовать своей ответственности за качество выделяемой земли, то тогда они будут раздавать всё что угодно и где угодно в расчёте на то, что федеральный бюджет должен погасить все проблемы. Поэтому точно совершенно над этим нужно подумать. Подумаем, ладно?

Пожалуйста, прошу Вас.

А.Ефремов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Ефремов Александр, я руководитель компании «Доброфлот». Это крупная компания на Дальнем Востоке, достаточно много проектов добрых сделали. Но, несмотря на это, сталкиваемся со сложностями. Один из наших самых, может быть, замечательных проектов – мы открыли для России новый продукт, хорошо забытый старый, – иваси.

В.Путин: Ещё раз, что открыли?

А.Ефремов: Сельдь иваси.

В этом году Вы награждали нашего сотрудника Антонова Сергея Ивановича званием Героя Труда России именно за то, что он восстановил после 25-летнего забвения этот промысел, схему промысла. Объект этот вернулся к нам, и мы его сейчас успешно осваиваем.

Особенность нашей компании заключается в том, что мы ограничены в квотах и, соответственно, любое наше развитие предполагает стандартную социальную функцию предпринимателей что-то развивать, что-то преумножать, двигаться куда-то. То есть в принципе в обществе это, наверное, один из самых сильных механизмов развития. Эта деятельность как раз на сегодняшний момент и является той проблемой, вернее, не то чтобы проблемой, а отношение к этой деятельности со стороны контрольно-надзорных органов формирует ту проблематику, которая сегодня, на мой взгляд, угнетает в связи с особой мотивацией контрольно-надзорных и правоохранительных органов…

В.Путин: Мудрёно излагаете. Что угнетает, скажите конкретно.

А.Ефремов: Могу на конкретном примере. Четыре года назад мы вышли в Мировой океан, реализовав очень крупный совместный проект с японскими рыбаками. Наша плавбаза, имея техническое превосходство (она в состоянии автономно работать за тысячу миль от российских берегов), за пределами исключительной экономической зоны, в новом конвенционном районе международном, перспективном с точки зрения рыболовства, обеспечивала приёмку и глубокую переработку от японских рыбаков сырья, рыбы для дальнейшей поставки её на российский берег.

Новый проект на начальном этапе был поддержан и Минсельхозом, и Росрыболовством, но когда этот новый проект столкнулся с доставкой этих уловов на российскую территорию, – естественно, практики такой не было. Плюс всё усложнилось тем, что к этому времени страна стала членом Таможенного союза. Это ещё более усложнило законодательство. И когда мы начали оформлять эти уловы для поставки на российский берег, возникли проблемы, и эти проблемы в первую очередь приобрели именно уголовно-процессуальный характер: были возбуждены уголовные дела. За счёт того, что на определённом этапе вмешались, скажем так, высшие должностные лица и остановили эту историю, нам удалось в течение трёх лет добиться того, чтобы к этому вопросу привлечь внимание.

То есть конкретно для компании риски огромные, для предпринимателей огромные риски – предпринимать любые новые проекты, которые не регламентированы законом. Получается телега впереди лошади. То есть мы не можем заранее регламентировать те виды деятельности, которых до этого не было.

А мотивация на начальном этапе, когда сталкиваются с чем-то новым контрольно-надзорные и правоохранительные органы, больше заточена, скажем так, на любые формы ограничений. Если посмотреть отчётность, которую бо́льшая часть контрольно-надзорных органов публикует, то она в основном связана с тем, какое количество денежных средств в результате контрольно-надзорных и правоохранительных мероприятий возвращено в бюджет, и получается некая состязательность: предприниматели пытаются реализовать какие-то проекты. И мало того, что это где-то угнетает предпринимательскую активность, инвестиционную активность, как в нашем примере, который я пробовал привести, может быть, достаточно сумбурно, а здесь и интересы страны пострадали тоже.

Этот новый конвенционный район в Мировом океане, северной части Тихого океана, – он, как я уже упоминал, регламентируется международной конвенцией. Суть её сводится к тому, что на основе статистики рыбохозяйственной деятельности формируются международные национальные квоты, в частности закрепляются за странами Азиатско-Тихоокеанского региона. И эта статистика, которая могла лечь в основу этого распределения за последние пять лет, она могла сформировать национальную квоту Российской Федерации.

Из-за того, что мы столкнулись с такими проблемами, уже более трёх лет, благодаря в том числе и Вашему поручению, мы пытаемся разобраться. Это поручение до сих пор находится на контроле Администрации Президента. Мы пытаемся разобраться с этой ситуацией, не можем её решить.

Страна потеряла: по моим оценкам, всё это время рыбаки наблюдали, не ходили в эти районы, смотрели за тем, как эта ситуация закончится. Более того, трактовка законодателя привела к тому, что мы эту продукцию, которую выпустили в Мировом океане, сейчас рассматриваем уже как иностранную. Соответственно, не можем её учитывать и предъявлять как продукцию российского производства.

В.Путин: А за что дела-то возбуждали уголовные, не понимаю.

А.Ефремов: Есть такая 226-я статья Уголовного кодекса – контрабанда оружия, наркотиков, химических материалов и кучи страшных вещей, и в конце – топлива и биоресурсов. Вот по таким статьям у нас возбуждались дела. Просто там последовательность такая, что сначала возбуждаются уголовные дела, а потом разговаривают с предпринимателем.

В.Путин: Продукцию вы везли на берег к нам?

А.Ефремов: В Россию, да. Продовольственная безопасность, цельный продукт…

В.Путин: Мы же исходим как раз из того, что главная задача – чтобы рыбаки к нам на берег везли свою продукцию. Здесь вы везёте, а дела возбуждают.

А.Ефремов: Владимир Владимирович, абсолютно верно. Очень много позитивного в том, что делается, но всё это наталкивается на мотивацию, которая в отчётности звучит как «возвращённые денежные средства в бюджет государства». То есть сейчас очень часто правоохранительные и контрольно-надзорные органы именно так оценивают эффективность своей работы – по количеству возвращённых денежных средств в бюджет Российской Федерации.

В.Путин: Вы знаете, что у нас предусмотрено резкое сокращение избыточных всяких мер регулирования и к 1 января 2021 года должно быть принято решение, связанное с устранением всех этих устаревших норм. В рамках этой работы постараемся устранить те проблемы, о которых Вы говорите. Первое.

Второе. В соответствии с международной практикой, если вылов осуществляется за пределами нашей исключительной экономической зоны, то происхождение товара определяется флагом самого судна.

А.Ефремов: Безусловно. Но, Вы знаете, как говорится, есть такое понятие – техника правового чтения. Она позволяет фактически в любом нормативном акте увидеть следующую глубину прочтения, ещё одну глубину прочтения. В нашем случае позиция правоохранительных органов и таможни менялась четыре раза, причём вплоть до противоположной. И в данном случае встал вопрос даже не о происхождении (как экономическое понятие оно сейчас не оспаривается), а встал вопрос о такой ситуации, которую даже трудно обсуждать, – статус. А последняя итерация – это уже даже не статус, а кто должен и обязан был определять этот статус?

В.Путин: Хорошо, я обязательно к этому вернусь. Не могу сказать, что я погружался когда-то в эту проблему, вообще в такой интерпретации первый раз слышу её. Обязательно обращу на это внимание, дам поручение и таможне, и соответствующим нашим ведомствам, и Минсельхозу. Конечно, эта ситуация абсолютно ненормальная, её нужно исправлять, я с Вами согласен.

А кто определяет вот эти квоты в Мировом океане в этих районах?

А.Ефремов: Международная конвенция, которую подписала Российская Федерация. Она формирует статистику рыбохозяйственной деятельности в течение пяти лет. После этого на основе этой статистики – в зависимости от того, какие страны доказали, подтвердили свой вылов…

В.Путин: Своё участие в вылове?

А.Ефремов: Да, в этом вылове.

В.Путин: Объёмы показали. А в зависимости от тех объёмов даются разрешения?

А.Ефремов: Да, [в зависимости от объёмов вылова квоты] распределяются на будущее.

В.Путин: Займёмся, я Вам обещаю.

А.Ефремов: Владимир Владимирович, можно ещё системный вопрос?

В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Ефремов: Всё-таки риски очень большие у предпринимателей, особенно в рыболовстве, когда у нас очень запутанная ситуация со взаимодействием на пунктах пропуска (граница, таможня, ветеринарный надзор и так далее) и риски огромные. Аресты и уголовные преследования по предпринимательским статьям – это на сегодняшний момент до сих пор является фактом. Сейчас это обходится немножко по-другому, то есть если прямо запрещён по набору предпринимательских статей выбор меры пресечения «содержание под стражей», то это обходится через «состав группы» и так далее и так далее. Но всё равно по-прежнему предпринимателей по деятельности, к сожалению, помещают под арест. Это, во-первых, наносит огромный социальный вред, разрушаются компании, мы вынуждены увольнять людей. И самое главное, это не даёт предпринимателям возможности себя защищать полноценно.

В.Путин: Вы знаете, моя позиция заключается в том, что эти статьи нужно либерализовать и нет необходимости по экономическим статьям человека сажать за решётку и выбирать в качестве меры пресечения содержание под стражей. Есть другие формы, это и подписка о невыезде, и домашний арест и так далее. Но я думаю, что и Вы, просто как гражданин, тоже должны согласиться с тем, что, к сожалению, и в этой сфере очень много нарушений, и государство должно обеспечить интересы общества в целом.

Нужно найти баланс между интересами государства и конкретных физических лиц либо групповыми интересами, но нет никакой необходимости излишне прибегать к таким крайним мерам, как содержание под стражей. Я уже Генеральной прокуратуре об этом говорил, мы разговаривали с председателем Верховного Суда. У нас уже принят целый набор мер, связанных с либерализацией, мы будем двигаться по этому направлению.

А.Ефремов: Спасибо большое.

В.Путин: Вашим конкретно вопросом, связанным с деятельностью компании, обязательно займёмся. Поручения будут даны, в Москву сейчас вернусь, и вернёмся к этому. Хорошо?

А.Ефремов: Спасибо большое.

В.Путин: Есть.

Е.Зыкова: Добрый день, Владимир Владимирович.

Зыкова Елизавета, город Артём, молодёжный парламент Приморского края.

У меня вопрос в сфере образования. Дальневосточный федеральный университет – единственный вуз Приморья федерального уровня. Но, к сожалению, из-за высоких проходных баллов выпускники Приморья не в состоянии конкурировать с выпускниками других регионов. В то же время стоимость обучения по программе бакалавриата – от 200 до 285 тысяч рублей, а магистратуры – доходит до 390 тысяч рублей. Лёгкая математика: обучение, высшее образование обходится около двух миллионов рублей. Это если один ребёнок в семье, а если их два? У нас, в Артёме, за два миллиона можно купить квартиру.

Есть предложение: ввести квоту для жителей субъектов Дальневосточного федерального округа для обучения в Дальневосточном федеральном университете, в рамках которой бы они набирали баллы и поступали. Либо же создать квоту для большей финансовой доступности. И также прошу Вас, чтобы ввели расширенный целевой набор для специалистов по необходимым для Приморского края направлениям. Спасибо.

В.Путин: И то, и то возможно. Мы позавчера с коллегами обсуждали этот вопрос (имею в виду руководителей регионов Дальнего Востока). Я уже говорил, не знаю, было это в СМИ или нет, я согласился с теми, кто считает, что у нас количество студентов в основных наших образовательных центрах в европейской части превышает потребности этих регионов, в том числе и за счёт людей, приезжающих с Дальнего Востока. Приехали, поучились, потом мало кто сюда возвращается. Нам нужно создать условия, в том числе с помощью расширения бюджетных мест, либо с помощью квотирования, либо с помощью работодателей будущих, чтобы здесь, на месте, люди могли получить соответствующее образование, причём нужного качества и уровня. И главное, чтобы они были востребованы на рынке труда в соответствующем регионе. Мы обязательно эти решения будем принимать.

Пожалуйста.

К.Огаркова: Огаркова Ксения, молодёжный парламент Сахалинской области.

Позавчера мы все смотрели прямую трансляцию с президиума Госсовета. Вами принято очень много важных, верных решений для развития Дальнего Востока, за это мы Вам все благодарны. Очень многие вопросы отпали, к которым мы сегодня готовились, появилось очень много надежд. Это очень хорошо.

Но я сегодня хочу получить уточнение по очень важной проблеме именно для Сахалинской области – это переселение из ветхого и аварийного жилья. Я ещё раз напомню о трагической катастрофе – землетрясении в Нефтегорском районе. Нефтегорское землетрясение в Охинском районе…

В.Путин: 1995 год.

К.Огаркова: Да, в 1995 году. Тогда в Нефтегорске было унесено более двух тысяч жизней, в Охинском районе образовалось в результате этого 180 тысяч квадратных метров аварийного жилья.

Вы знаете, что на Сахалине это раньше воспринималось как временное жильё, строили всё из шлакоблока, из дерева, и в результате этого экономили и не были готовы к такой катастрофе, и поэтому, собственно, произошло то, что произошло. У нас наш врио губернатора Валерий Игоревич Лимаренко поднимал этот вопрос и позавчера, и ранее обозначал, и сегодня я хочу от лица общественности этот вопрос также поднять.

Вы знаете, что в 1996 году это жильё было соответствующим актом Минстроя России признано аварийным. И до сих пор – уже прошло четверть века, 25 лет, – люди продолжают там жить и никуда не расселены. И я хотела сегодня уточнить у Вас конкретно от лица общественности, потому что люди переживают и беспокоятся: за счёт каких средств будет профинансировано строительство нового жилья?

Наша Сахалинская область предлагает, уже неоднократно в адрес Правительства России писались письма о том, что мы готовы на условиях софинансирования из федерального бюджета решить эту проблему, потому что это жильё, как Вы знаете, было просто не учтено, хотя признано аварийным. Требуется достаточно большая сумма, и я знаю, какая это сумма. Это 11 миллиардов рублей из федерального бюджета. Наша область готова такую же сумму вложить в то, чтобы решить и ликвидировать эту проблему.

Также следующий вопрос – это сроки. При помощи нашего бюджета мы сделаем это где-то за 10 лет. Но представьте, сколько ждут люди! Это Охинский район, никто не был готов к этой катастрофе. Это нужно решить в ближайшие два года. Мы были там, мы знаем, что это такое. Я знаю, как Вы относитесь к людям, которые попадают в чрезвычайные ситуации. Та же самая ситуация в Иркутской области – как Вы приехали, как Вы помогаете! Но это был 1995 год, и мы все понимаем, что было тогда.

Поэтому хочется, чтобы Вы сегодня дали ответ. Мы не хотим опять получить письмо, что «делайте за счёт областного бюджета», потому что мы строим школы, мы строим детские сады, поднимаем медицину, строительство медицинских учреждений. Сейчас поднимаются пенсии, и мы просто будем вынуждены взять из одной важной социальной сферы и вкладывать в другую. Поэтому мы просим у Вас помощи.

Спасибо большое.

В.Путин: Проблема, действительно, известна, она старая. Вообще у нас по стране достаточно большой аварийный жилой фонд, и он требует довольно больших, если не сказать колоссальных, вливаний, в том числе и прежде всего из федерального бюджета. Речь идёт не только о Сахалине, но и, скажем, о Кузбассе, на Севере много проблем, в Коми, по всей стране.

Для Сахалина это тоже проблема острая, причём, Вы сказали, эта часть аварийного жилья не попала в список (имеется в виду список, куда входит жильё, признанное аварийным с такой-то даты). Всё, что было заявлено Сахалином, в полном объёме заложено в федеральный бюджет, в ту часть аварийного жилья, которое признано таковым на определённую дату. Та часть жилья, о которой Вы сказали, туда не попала, это правда, и это, конечно, плохо, потому что оно ничем не лучше, чем всё другое аварийное жильё. И вместе с областью, вместе с Сахалином нужно этот вопрос решать. Я вернусь к этому ещё раз обязательно, такое поручение дам.

Вместе с тем хочу обратить ваше внимание на то, что Сахалин – один из немногих субъектов Российской Федерации, который имеет достаточно большие доходы. Профицит бюджета Сахалина – свыше 50 миллиардов рублей в текущем году. Свыше 50 миллиардов рублей профицит! Поэтому сейчас главный вопрос – это распределение обязательств при решении этой очень важной и чувствительной для людей проблемы.

Олег Николаевич [Кожемяко] знает, он там работал. Сейчас, наверное, уже отошёл и цифрами, наверное, по Сахалину уже не владеет, но они у меня есть. Поэтому и с Лимаренко тоже поговорим на этот счёт. Но решать нужно, я согласен, и обязательно будем это делать.

Пожалуйста, прошу Вас.

А.Басанский: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Басанский Александр Александрович, председатель Ассоциации недропользователей Магаданской области, руководитель холдинга «Арбат» по добыче золота.

В первую очередь хочется Вас поблагодарить за те движения, которые действительно развивают весь наш Дальний Восток. Люди начали смотреть совершенно по-другому, с уверенностью в завтрашнем дне.

Я в 1985 году после армии приехал на Крайний Север.

В.Путин: А я как раз в Германию уехал. Видите как: разъехались.

А.Басанский: Да. Приехал с исторического места: «Вечера на хуторе близ Диканьки» – приехал из Полтавской области. Я горный инженер уже в четвёртом поколении. Сын окончил Питерский горный университет, горный инженер уже будет в пятом поколении, вернулся на Север.

В.Путин: Когда окончил?

А.Басанский: Три года назад.

В.Путин: Хороший вуз стал такой.

А.Басанский: Отличный.

В.Путин: Мирового класса.

А.Басанский: Да. Ребят молодых с собой привёз на Север, пригласил, здесь трудятся, работают.

Владимир Владимирович, есть одна очень большая, серьёзная проблема, она уже много лет обсуждается, к сожалению. В Государственной Думе лежит 10 лет законопроект о вольном приносе.

В.Путин: О чём?

А.Басанский: О вольном приносе золота.

В.Путин: Это индивидуальные старатели?

А.Басанский: Да. Многие закрывают на это глаза. То есть некоторые чиновники смотрят по-одному, депутаты – по-другому. Хорошо, что у нас есть поддержка Юрия Петровича Трутнева в этом вопросе. Сейчас начали активно двигать эту тему.

В.Путин: Золото тоже добываете?

А.Басанский: Сейчас расскажу всё, Владимир Владимирович.

Проблема в чём заключается? Как бы глаза ни закрывали на это, вольный принос уже давно есть, только он незаконный. Приведу один пример. Выиграл я на аукционе лицензию буквально где-то недели три назад. Заместителю говорю: «Слушай, дальний участок, залети попутно на вертолёте, посмотри, где там дороги есть, как туда добираться». Он пролетел, со спутникового телефона звонит, говорит: «Шеф, а уже моют». – Я говорю: «Как моют?» – «Люди уже дошли туда». Хорошо, вовремя позвонили в соответствующие органы, вылетел вертолёт Ми-8. Посмотрели – килограмм 200 граммов за три дня.

В.Путин: Вот видите, органы иногда нужны, чтобы порядок навести.

А.Басанский: Владимир Владимирович, правильно Вы говорите. 1200 граммов за три дня, то есть это чёрные копатели, те, которые фактически есть везде. Весна когда начинается, смотришь, какие-то повозки, какие-то маленькие вездеходы, всё по тайге движется.

Там мышей, видимо, меньше в тайге, чем этих старателей. То есть везде есть, эта проблема существует. Что самое характерное, понимаете, идёт какой-то принцип «кто раньше встал, того и тапочки», как в общежитии в советские времена.

Предложение какое. Проблема эта обсуждается. Я от имени всех золотопромышленников прошу Вас дать поручение выработать до конца, то есть доработать нормативные и законодательные акты в этом направлении.

Проблема действительно существует, но она решается, и решается довольно эффективно. Я приведу пример, может быть, об этом Вам и не докладывают: если человек украл два ведра картошки, он получает от трёх до пяти лет тюрьмы.

В.Путин: Думаю, что это гипербола, художественное преувеличение.

А.Басанский: Владимир Владимирович, я чисто образно говорю. Кража – это одна статья.

В.Путин: Вы тогда поясняйте.

А.Басанский: Я тогда поясняю сейчас, Владимир Владимирович.

Смотрите, если человек незаконно разрабатывает недра, то есть чёрный копатель копает золото, если меньше 2 миллионов фактически стоимость золота, штраф – пять тысяч рублей. Это действительно так. Юрий Петрович, я думаю, подтвердит. Пять тысяч рублей штрафа за незаконную разработку недр.

Предложение. Доработать федеральное законодательство по вольному приносу. В то же время с уважением пойти навстречу, кто хочет работать, но в то же время ужесточить ответственность за незаконную разработку недр.

То есть это будет сильный шаг. Где много людей, которые хотят заниматься этим видом деятельности, они получат фактически дополнительный приработок, но в правовом поле. Хочешь работать – работай, но нарушил – отвечай не за пять тысяч рублей. Дисбаланс, понимаете, какой! Накопал золота почти на миллион 999 тысяч рублей, они платят пять тысяч штрафа. Это не соответствует этой деятельности.

И ещё. Владимир Владимирович, Вы у нас давно последний раз были, в Магаданской области. От имени всех колымчан приглашаем Вас посетить наш регион, посмотреть, как достойно выполняются Ваши поручения.

В.Путин: Я не буду говорить: «Лучше вы к нам». Я приеду.

А.Басанский: Я ещё не закончил, Владимир Владимирович. Вы ходили на подводной лодке, Вы летали на истребителе, но в то же время золото Вы не мыли. Мы приглашаем Вас взять и испытать, скажем, старательский фарт.

В.Путин: Не будете обращаться в соответствующие органы?

А.Басанский: Владимир Владимирович, мы с пониманием и с уважением подойдём. Это искренняя просьба, приглашение. В 2020 году у Вас, видимо, вся программа расписана.

Может, в 2021 году появится, хотя мы Вас рады видеть в любое время. Спасибо Вам за Ваши поступательные, большие шаги, что Вы делаете для нашего государства.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Значит, по поводу вашего предложения. Наверное, вы правы, надо это сделать. Вот эти…

Там же люди работают индивидуально, где компании не доходят, где это невыгодно и экономически нецелесообразно, но отвалы большие. Там, я знаю, тоже эти индивидуальные старатели трудятся. И «хватать и не пущать», всё запрещать – это неправильный путь.

Мы уже это проходили в своё время, это не даст возможность и людям дополнительно зарабатывать, да и государство от этого ничего не выиграет. А вот навести порядок, конечно, нужно.

Там должна быть, видимо, ответственность такая реальная наступать за какие-то серьёзные нарушения. Но нужно в то же время легализовать их деятельность. Правила определённые выработать. Но таким образом только, чтобы это не нарушало права компании и не нарушало права других старателей индивидуальных.

Вот эти участки, если их определять, то нужно определять их по глубине и по размерам, я так понимаю. Вы лучше меня в этом разбираетесь. Так, чтобы эти все параметры соответствующих участков не мешали работать другим людям, регламентация нужна определённая. Давайте поработаем, сделаем.

А.Басанский: Владимир Владимирович, ещё полсекундочки. Когда будет доработка вот этого именно законопроекта, хотелось бы Вас попросить, чтобы в этом поучаствовали также представители золотопромышленников, которые хорошо владеют, безусловно, контролирующие и соответствующие правоохранительные органы, чтобы выработать сам порядок движения золота, чтобы действительно там мышь никуда не проскочила, чтобы это было правильно, грамотно, с уважением и ответственностью.

Спасибо большое!

В.Путин: Хорошо.

Вот я Юрия Петровича попрошу. Юрий Петрович, поработайте с коллегами, пусть сформулируют предложения. Мы всегда, когда речь идёт о вопросах, связанных с регулированием бизнес-деятельности, экономической деятельности, делаем это совместно с заинтересованными структурами и предпринимателями.

Юрий Петрович, договорились?

Пожалуйста.

Ю.Павлова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Павлова Юлия, я выпускница Дальневосточного федерального университета, а также автор и руководитель проекта «Гос.Профи.рф». Мы своим проектом решаем проблему нехватки квалифицированных молодых кадров в сфере госуправления на Дальнем Востоке. Мы уже получили финансовую поддержку Росмолодёжи, мы выиграли грант в размере два миллиона 200 тысяч рублей.

И, соответственно, мы хотели бы у Вас попросить поддержки в лице Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики, а также аппарата полномочного представителя Президента Российской Федерации на Дальнем Востоке, чтобы распространить наш проект на всю территорию Дальневосточного федерального округа.

В.Путин: Какая нужна поддержка? Что нужно?

Ю.Павлова: Административная. Мы хотим проработать систему стажировок и систему наставничества для наших слушателей.

В.Путин: Юрий Петрович, поддержите! Вот оно, поручение дано, немедленно выполняйте.

Ю.Павлова: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Ченских: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

2020 год – год 75-й годовщины Великой Отечественно войны, нашей Победы, Вы объявили Годом памяти славы. Но для нас, для дальневосточников, есть и ещё одна знаменательная дата – это 2 сентября, день окончания Второй мировой войны, где на восточных рубежах также боролись, сражались наши деды, прадеды за этот прекрасный, красивый сегодняшний Дальний Восток.

У меня больше всего, наверное, предложение, и вот коллеги говорят заручиться Вашей поддержкой. Мы планируем в 2020 году провести Всероссийский молодёжный патриотический слёт на территории Сахалинской области и показать молодёжи всей страны то, что действительно есть эти боевые места, которые сегодня можно посетить и рассказать об этом всей нашей стране, 85 субъектам Российской Федерации, совместно с «Волонтёрами Победы», Росмолодёжью, возможно, правительством Сахалинской области. Ну и, не сочтите за наглость, заблаговременно пригласить Вас посетить этот слёт, потому что мы знаем, что в 2020 году такой же будет большой Восточный экономический форум, и перед этим форумом посетить молодёжь всей страны, молодёжь Дальнего Востока. Для нас это очень будет важно, ценно и значимо.

В.Путин: Спасибо большое за приглашение. Ну, если выбирать между золотом и вот этим предложением, я выберу второе. Вы тогда не обижайтесь, ладно? Но постараюсь и к вам тоже добраться. Ладно, хорошо.

Я попрошу Сергея Владиленовича Кириенко, который занимается вот этой проблематикой, обратить внимание на ваше предложение и, безусловно, поддержать.

А.Ченских: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, пожалуйста.

Э.Кавшар: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович.

Меня зовут Элеонора Кавшар. Я представляю молодёжный парламент при Государственной Думе. Туда я направлена своим регионом – Хабаровским краем. Я живу в городе Хабаровске, и я – молодёжь Дальнего Востока.

Молодёжные парламенты, они сегодня достаточно активны и задавали вопросы. Представители молодёжных парламентов уже достаточно давно выступают с предложением комплексной поддержки молодёжи Дальневосточного региона.

И, когда я ехала к Вам на встречу, я ехала с предложением по дальневосточной ипотеке. В рамках Госсовета Вы приняли очень важное решение, такое долгожданное для всех – двухпроцентная ипотека для молодых семей.

В.Путин: Уже после.

Э.Кавшар: Большое Вам спасибо.

В.Путин: Не буду скрывать, я хочу сказать ещё публично, после консультаций с Министерством финансов, поэтому на них и лежит ответственность полноценного исполнения этого решения.

Э.Кавшар: Да, мы будем очень ждать этого решения, потому что я считаю, что это, действительно, такой новый вектор государственной политики в отношении молодёжи Дальневосточного региона, такой новый этап, и мы это прочитали. Я надеюсь, что главы дальневосточных регионов это тоже услышали.

В.Путин: Это уж точно услышали.

Э.Кавшар: Мы надеемся, что это только начало в той комплексной поддержке молодёжи Дальнего Востока. Я хотела бы у Вас уточнить, когда начнёт работать эта программа, на какой период она рассчитана и, если это будет успешный опыт, можем ли мы рассчитывать, что другие категории молодёжи, например молодые специалисты, у которых тоже достаточно высокий миграционный потенциал, если «пилот» будет успешным, смогут тоже попасть под данную программу?

Ещё раз Вам слова благодарности.

В.Путин: Нам нужно посчитать, сколько это будет стоить. Поэтому я и сказал, что это на пять лет. Это первое.

Второе, если Вы обратили внимание, это очевидная вещь, два процента – это в два с лишним раза ниже инфляции. То есть абсолютно затратное для государства мероприятие. На сегодняшний день мы можем его распространить только на молодых людей именно Дальнего Востока, имея в виду крайнюю необходимость и заинтересованность государства в том, чтобы здесь сохранять людей, поддерживать молодые семьи, способствовать тому, чтобы здесь у нас был хороший кадровый потенциал. Это базовая основа просто. На пять лет, мы позавчера с Министром финансов так договорились, потому что нужно посмотреть, как пойдёт эта программа, сколько людей мы там получим.

Я хочу обратить ваше внимание, что это для бюджета длящееся так называемое обязательство. Вы как член Молодёжного парламента наверняка понимаете, что это такое. Да, человек получил в этом году, допустим, эти условия, но это же рассчитано на несколько лет вперёд, и все эти годы государство должно будет нести соответствующие расходы.

Сколько человек попадёт в эту программу, сколько заявится туда и каковы будут обязательства федерального бюджета? Только после того как мы это поймём, просчитаем, мы сможем принять дальнейшее решение. Это первое.

Второе. По поводу того, нужно или не нужно, чтобы туда попадали дополнительные какие-то категории. Это же не зависит от специальности. Мы говорим о молодых людях, по возрасту определяется. Я не помню, сколько там: от 25 лет? От тех, кто получил, скажем, «дальневосточный гектар», там, по-моему, возраст до 35 лет. Поэтому сейчас давайте посмотрим, как это всё будет работать, а потом решим, что и как можно будет дальше сделать. Это действительно важное такое, на мой взгляд, решение.

Но я ведь рассчитываю ещё и на что? Мы совсем недавно приняли решение и так достаточное льготное – ипотеку ввести для Дальнего Востока пять процентов. После консультаций с коллегами, с Минфином всё-таки я принял решение на два процента уйти. Но ведь наша цель какая? В целом по стране снижать ипотеку. Мы когда-то говорили о том, что если мы уйдём в 10 процентов, мы будем счастливы, потому что, да, это статистика. Как только в 10 процентов ушли, сразу резкий рост ипотечных кредитов в стране наблюдался. Это просто «медицинский факт».

Но сейчас в некоторых местах и для некоторых категорий заёмщиков уже девять процентов, девять-десять. Но нам нужно стремиться, чтобы в целом снижать ипотечное кредитование, ставку по ипотеке. И я очень рассчитываю на то, что по мере реализации вот этого «пилота» здесь, двухпроцентного, у нас будет падать ставка по ипотеке в целом по стране. И в какой-то момент это может просто перестать быть таким актуальным. Вот к чему надо стремиться. Но это будет зависеть от состояния экономики в целом.

Пожалуйста.

А.Белоглазов: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Андрей Белоглазов, член Центрального штаба Общероссийского Народного Фронта, председатель Общественной палаты Хабаровского края.

Владимир Владимирович, два предложения. Надеемся на Вашу поддержку. В настоящее время многие российские семьи получают материнский федеральный капитал и могут его использовать на строительство, приобретение жилищных помещений, в том числе погашение ипотеки.

Но многие семьи, в первую очередь многодетные, проживают в сельской местности в частных домах. И для них очень актуален вопрос обеспечения своих жилых помещений базовой инфраструктурой: газоснабжение, водоснабжение, водоотведение. И у нас есть предложение, чтобы расширить те направления, на которые можно использовать материнский капитал, в частности подключение к центральному газоснабжению, водоотведению, водоснабжению и создание новых автономных условий для водоснабжения и водоотведения. Это первая просьба.

И вторая просьба касается детей-инвалидов-дальневосточников. Знаете, Владимир Владимирович, у нас сейчас дети-инвалиды-дальневосточники за счёт средств Фонда социального страхования отправляются к месту лечения в европейскую часть России и обратно, и этот вопрос регулируется постановлением Правительства.

Но сложность заключается в том, что детки-инвалиды преимущественно получают право добираться до места лечения и обратно железнодорожным транспортом. Только в исключительных случаях, если железнодорожный билет стоит дороже авиационного билета или отсутствует железнодорожное сообщение.

Например, от Хабаровска до Москвы добраться ребёнку-инвалиду нужно шесть суток. Добраться от Владивостока до Москвы и получить лечение – ещё плюс 12 часов.

Владимир Владимирович, просьба: можно ли сделать так, чтобы дети-инвалиды, проживающие на территории Дальнего Востока, имели возможность добираться до места лечения и обратно с помощью авиационного транспорта? Спасибо.

В.Путин: То есть Вы сейчас говорите о том, чтобы включить их в программу субсидированного перелёта?

А.Белоглазов: Да.

В.Путин: Хорошо. Я такую задачу поставлю перед соответствующим ведомством, в том числе перед Минфином, но надо будет посчитать, сколько это стоит. Но я не думаю, что это такие уж большие деньги, поэтому детям надо помогать.

А первая часть у Вас была?

А.Белоглазов: По поводу расширения направления материнского капитала.

В.Путин: Знаете, я всегда очень бережно отношусь к этим деньгам, потому что это поддержка женщинам, прежде всего семьям. И у меня всегда такое опасение, как бы эти деньги у людей не растащили. Я прекрасно понимаю, даю себе отчёт в том, что это важная составляющая жизни семьи, всё, что связано с инфраструктурой: отопление, водоснабжение, водоотведение. Знаете, у нас очень много проблем в системе ЖКХ, важно только, чтобы у людей не стырили эти деньги. Давайте вместе подумаем не спеша. Ладно?

А.Белоглазов: Да. Спасибо.

В.Путин: А так в принципе, конечно, правильное направление, я понимаю.

З.Фардзинова: Фардзинова Зарина, председатель общественного объединения «Совет молодых депутатов Приморского края».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы в эти дни с восторгом смотрели все трансляции Восточного экономического форума, и в продолжение темы одна из очень важных тем, которую Вы затронули, – это доступность, действительно, авиаперелётов.

Но Вы знаете, что на сегодняшний день на Дальнем Востоке действуют две программы, – это льготные тарифы субсидированные и плоский тариф для всех категорий дальневосточников, – которые предоставляет «Аэрофлот».

В.Путин: «Аэрофлот» и ещё компания «Россия».

З.Фардзинова: Дочерняя компания «Россия».

В то же время, несмотря на то что в 2019 году было увеличено финансирование на субсидированные билеты, за что Вам отдельная благодарность, этих билетов не хватает. Несмотря на то что дальневосточники не все имеют возможность отслеживать появление этих билетов на сайтах этих авиакомпаний, эти билеты разбирают в считаные минуты, так скажу.

И вот буквально недавно ещё в социальных сетях громкий и массовый резонанс получила информация средств массовой информации о том, что «Аэрофлот» планирует вообще отказаться от плоских тарифов, потому что это для компании убыточно.

Вы знаете, что для многих дальневосточников уровень дохода не позволяет сегодня приобретать билеты по коммерческим ценам, и здесь речь не только о том, чтобы поехать в Центральную часть России или на Запад. И вот в связи с этим до Вашего вчерашнего выступления у нас была информация о том, то Правительство готовит этот проект, но решение по льготным тарифам на следующий год ещё не принято.

И я думаю, что большинство дальневосточников волнует сегодня, первое, сохранятся ли плоские тарифы; второе, будет ли увеличено финансирование на льготные билеты, включая туда внутренние рейсы по Дальневосточному федеральному округу. И третье, самое главное: будет ли эта очень важная для нас программа долгосрочной?

Мы очень в Вас верим и рассчитываем на Вашу поддержку.

В.Путин: Я понимаю, что это очень важная тема, очень важные программы для людей, которые проживают в таких регионах, как Дальний Восток, Калининград, в Крым у нас летают по этим плоским тарифам. Это не только социальная, это экономическая, это политическая проблема – связанность страны. Я много раз уже говорил на этот счёт со своими коллегами: и с руководителями транспортных организаций, авиационных компаний, и с Минтрансом, и с Минфином. Мы, безусловно, должны обеспечить связанность страны. Человек не может, проживая в каком-то из регионов страны, не иметь возможности приехать в Москву, в Петербург, в любой другой регион страны, иначе он перестаёт себя чувствовать гражданином этой страны – вот в чём беда! Поэтому, безусловно, мы будем делать всё для того, чтобы связанность страны была обеспечена. В том числе будем поддерживать эти льготы по перевозкам.

У нас по определённым возрастным категориям действуют эти тарифы. Действительно, для этих компаний надо посчитать, конечно, насколько велики их убытки. Они счетоводы такие, очень искусные, всё время прикрываются международными стандартами, которые некоторые эксперты считают жульническими. Они, правда, стараются действовать в рамках международных стандартов. Там компьютер просто считает тупо, сколько заявок, сколько потребностей, и исходя из этого просто взвинчивают цены. Они достаточно примитивно все считают. И этот способ ценообразования и определения тарифов в принципе используется в очень многих компаниях мира. Это правда.

Я вот говорил про снеговую нагрузку на крыши. Здесь то же самое, у нас другая нагрузка, связанная с огромностью нашей территории. У нас особая ситуация в этом смысле, и мы должны её учитывать. Мы обязательно будем это иметь в виду. У нас для Дальнего Востока, по-моему, разработано уже как минимум 10 внутренних рейсов субсидируемых. В целом по стране для связи с Дальним Востоком у нас 300 с лишним субсидируемых рейсов (по разным каналам и в разной степени субсидирования находятся). Основные перелёты с Дальнего Востока в европейскую часть, в Сибирь и так далее мы, безусловно, будем сохранять. Это решение будет принято.

З.Фардзинова: Спасибо.

А.Штанько: Добрый день. Штанько Анатолий Анатольевич, директор и учредитель некоммерческой организации «Семь океанов».

Уважаемый Владимир Владимирович! Наша организация создана два года назад. За это время мы уже совершили плавание к островам Цусима. Ориентация нашей организации – это исторические парусные походы.

В прошлом году мы совершили поход на яхте к островам Цусима, где почтили память моряков, погибших на Цусиме. В этом году мы реализуем совместно с Морским государственным университетом проект – поход в город Хэда (Япония) со школьниками на борту на двух яхтах. Город Хэда знаменит тем, что…

В.Путин: Там парусные яхты, да?

А.Штанько: Парусные 14-метровые.

В.Путин: Вы откуда их взяли-то?

А.Штанько: Одна яхта университетская, а вторая яхта частного лица, которое входит в наш клуб «Семи океанов». Такой небольшой флотилией отправляемся…

В.Путин: А далеко до этих островов?

А.Штанько: До Хэды 1200 миль.

В.Путин: Ух ты! Ничего себе! Не страшно?

А.Штанько: Нет, не страшно.

Профессиональное образование морское позволяет, поэтому нормально. И довольно-таки большой парусный опыт, под руководством Леонида Константиновича Лысенко проходил обучение, это наш приморский путешественник. Конюхов Фёдор – это его ученик, так что есть опыт.

В.Путин: Солидный, да.

А.Штанько: Значит, город…

В.Путин: Всё-таки вопросам безопасности, особенно если вы берёте детей с собой, нужно уделять особое внимание.

А.Штанько: Конечно, к этим вопросам подошли очень тщательно, полностью и спасательное оборудование, и плоты, всё под регистром. То есть в этом отношении и навигационное оборудование, всё у нас полностью готово. Ну и как бы уже опыт таких хождений есть. Поэтому мы отправимся в рейс вот через два дня.

В.Путин: А здесь не начинается разве сезон всяких там штормов и так далее?

А.Штанько: Ну, волков бояться – в лес не ходить. Конечно, будет. Но дело в том…

В.Путин: Там лесом и не пахнет. (Смех.)

А.Штанько: Я знаю, что лесом не пахнет. Дело в том, что океан есть океан, поэтому прихватить может в любой момент. Ну, в общем-то, для этого и существует определённая подготовка экипажа и квалификация руководителей похода и капитанов яхт. Поэтому мы совершенно спокойно идём, и уверены в том, что всё будет благополучно, и несём за это ответственность.

А вопрос у меня следующий. Мы как бы вот зашли на эту историческую тему. Хэда, кстати, чем интересен. Тем, что в 1855 году команда Путятина там строила шхуну, в результате гибели фрегата «Диана» они остались без транспортного средства.

В.Путин: Это он острова отдал Японии, да, Путятин?

А.Штанько: Ну, Симодский трактат – да, несколько островов с его подачи были отданы.

В.Путин: Несколько? Курильскую гряду отдал.

А.Штанько: Нет, не вся, там было до Итурупа, если не ошибаюсь.

В.Путин: Хорошо, я посмотрю ещё эти материалы…

А.Штанько: История – вещь такая, смотря с какого года туда подойти. Если подходить с точки зрения 1945 года, тогда и вопросов вообще никаких нет.

В.Путин: Давайте на это будем опираться, на исходную точку. Согласен. Папаша всё забрал, и дело с концом, отец народов.

А.Штанько: Заслуга Путятина была в том, что это было впервые в истории России, её дипломатических отношений, официальный договор с японцами. Как оно потом дальше пошло – это уже вопрос другой. Тем не менее это было впервые.

В.Путин: Потом им показалось этого мало, и они оттяпали половину Сахалина, а северную часть забрали фактически в аренду, фактически весь Сахалин.

А.Штанько: И, переходя к моему вопросу, даже не к вопросу, а к проблеме, есть довольно-таки большая проблема. Я так считаю, что это проблема национального плана.

У нас постоянно крадут нашу историю. Если взять XIX век, то плавания русских мореплавателей принесли порядка 2000 географических открытий по всему Мировому океану.

В.Путин: Переходите к вопросу. С Вами тоже очень интересно поговорить, Вы про путешествия продолжаете, теперь я должен лететь на космодром Восточный, там совещание проводить. А то будут обижаться, что я с вами здесь занимаюсь историей.

А.Штанько: Я понимаю. Предложение – организовать здесь на базе Морского государственного университета имени Невельского «школу под парусами». Что она из себя представляет? Это два-три парусных судна небольших, длиною порядка 30 метров, которые будут со школьниками на борту бороздить Тихий океан. В Тихом океане порядка 200 географических объектов, названия которых стёрты с мировых карт либо заменены.

В.Путин: Сколько стоит одно такое судно?

А.Штанько: Вопрос довольно-таки сложный, но если бы я строил лично для себя, скажем так, своими возможностями. Я думаю, что по корпусу и по механике миллионов в 50–60 я бы уложился. Я не беру пока навигационное оборудование и паруса. Судостроительные возможности Дальнего Востока довольно-таки большие и, в общем-то, построить пару таких судов, я думаю, что это реально.

В.Путин: Давайте попробуем сделать, мне очень нравится эта идея, хорошая.

А.Штанько: Спасибо Вам.

В.Путин: Пометьте. Организационно – это учебное заведение…

А.Штанько: Ведущий наш морской университет.

В.Путин: Евгений Иванович, позанимайтесь. А что касается строительства судов, я понимаю, что это нагрузка такая, может быть, для Министерства дополнительная, поговорим с бизнесом, который работает в регионе, они помогут, я даже не сомневаюсь. Но им просто нужно создать организационно-правовую форму, для того чтобы этот центр мог существовать. Ладно? Спасибо, Евгений Иванович.

«Спасите леопардов»? Так мы же этим занимаемся.

Пожалуйста.

Д.Царёв: Владимир Владимирович!

Царёв Дмитрий Валерьевич, предприниматель, руководитель центра поддержки инвестиций регионального отделения «ОПОРА России», руководитель фонда поддержки гражданских инициатив «Русь». 25 лет с супругой, у нас родилось и мы воспитываем пятерых детей.

В.Путин: Поздравляю Вас, это большое счастье.

Д.Царёв: Да.

У меня три предложения. Первое касается проблемы, которую всё-таки мы до сих пор не решили, связанную с постоянной попыткой, практически через дорогу от заповедника «Кедровая падь» («Земля леопарда») начать крупное промышленное строительство. Вначале это был план перевалки нефти. Слава богу, экологи, общественность перенесли в Козьмино. Потом крупный СПГ, многомиллионный. Вроде бог отвёл. Сейчас – ЛПГ. Хранилище газа, труб. Но нельзя там так делать, там заповедник буквально!

В.Путин: Это где?

Д.Царёв: Это бухта Перевозная.

В.Путин: На Камчатке?

Д.Царёв: Это заповедник «Кедровая падь», бухта Перевозная, посёлок Приморский. Это здесь. Надо уже как-то на законодательном уровне.

В.Путин: А что за перевалку там собирались делать, первый раз слышу?

Д.Царёв: Сейчас не буду отвлекать время. Есть информация, в пояснительной записке изложена. Всё можно будет через помощника, оно в соседней комнате осталось, Вам передать. Почитайте, посмотрите. Ввозить сжиженный газ, складировать и потом на газовозы загружать и отправлять дальше.

Там ещё и поле анфельции практически нетронутое осталось, чуть ли не единственное в Приморском крае, где вот этот спад трепанга очень хорошо размножается. Вы же сами понимаете, что будет!

Второй вопрос касается стоимости, и вообще одна из причин, почему люди уезжают из Владивостока. Обычная двухкомнатная квартира стоит 6–7 миллионов, в европейской части – 3–4.

Пожалуйста, можно здесь продать, в Краснодаре купить и ещё на жизнь хватит вот так! Естественно, это всё способствует отъезду населения.

Тем не менее решение проблемы есть, и те проблемы, которые были инфраструктурные, сами тут их решили (элитные дороги, газ, вода, электроэнергия), но, к сожалению, развитие Владивостокской агломерации не началось. Даже местный закон приняли, муниципалитеты подписали соглашение, но воз и ныне там. Семь лет, извините за выражение, запрягаем.

И вот МКАД – это, конечно, хорошо, ипотека – хорошо, но на МКАДе жить не будешь. Нужно запускать массовое строительство, нужно привлекать опытных урбанистов, формировать орган компетентного управления агломерацией, выносить это на федеральный уровень и подтягивать финансирование именно под комплексное освоение территории. То есть частному инвестору это не под силу.

И я думаю, что если мы не решим проблему вот этого массового строительства жилья… Ну почему под Владимиром целый город строится, Доброград, вот, может, слышали, жильё там в таунхаусе 40 тысяч рублей квадратный метр стоит, у нас в таунхаусе – 150 тысяч рублей квадратный метр. Я прямо подумываю, что, может, всем семейством и ещё тёщу прихватить и переехать туда, поближе к Москве.

В.Путин: И тёщу хотите взять?

Д.Царёв: А тёща – она такая классная.

В.Путин: У вас хорошая семья.

Д.Царёв: Да, и я думаю, что надо… То есть я хотел бы, чтобы Вы как-то обратили внимание на вопросы развития агломераций. К сожалению, ни на Госсовете, ни на форуме вопросы такого комплексного развития не поднимались.

В своё время Пётр Первый прорубил окно в Европу, построив Петербург. Давайте мы дверь в АТР откроем, развивая Владивостокскую агломерацию. Пока сейчас только, конечно, получилась… такая калиточка имеется.

И третье. Вы знаете, под Владивостоком проводится Дальневосточный форум инициативной молодёжи при поддержке Фонда президентских грантов, уже несколько лет проводится. Тема этого форума: «Новые города Дальнего Востока». И вот я сыну ничего не говорил, что я здесь планирую быть.

И знаете, вчера ему звоню: «Как у вас там дела?» Он, такой радостный, говорит: «Как у нас классно здесь и весело. И вот энергетику сейчас изучаем». Про электростанции мне, про всякие альтернативные источники давай рассказывать. «Вот, – говорит, – если бы Владимир Владимирович приехал бы к нам в гости».

Там 300 молодых людей со всего Дальнего Востока. Вы знаете, конечно, не могу это Вам не сказать и не передать его приглашение. Если в этот раз, может быть, не получится, приезжайте в следующем году на этот форум, тем более он проводится параллельно – ВЭФ и «Андреевский городок».

Спасибо большое. Извините, что, может быть, время лишнее отнял.

В.Путин: Ничего. Вопрос очень важный и актуальный для Дальнего Востока. Кстати говоря, не только для Дальнего Востока, но и для многих других регионов России. Для Дальнего Востока наиболее актуальный. Сыну передайте привет, я с удовольствием бы приехал, но, к сожалению, мне нужно немножко ещё поработать: на космодром съездить, и там, к сожалению, у нас тоже много вопросов, требующих решения и моего вмешательства в это решение.

Что касается пространственного развития, Вы правы абсолютно. Для этого и предусмотрен у нас один из национальных проектов. Вы знаете, мы ведь с вами совсем недавно только сделали дорогу между Владивостоком и Хабаровском (Чита – Хабаровск), совсем недавно. Владивосток – Хабаровск была, а Чита – Хабаровск не было.

Сколько лет развивается Владивосток в Российской империи, в Советском Союзе – дороги не было. Вы не представляете, каждый шаг требует огромных усилий. Сколько ночей я занимался этой вашей «Звездой», понимаете?! Когда это всё происходит, кажется, ну есть и есть, так и должно быть. Но тот пласт, о котором Вы говорите, он ещё сложнее, потому что он очень объёмный.

Д.Царёв: Казань может, Краснодар может. Почему Владивосток не может?

В.Путин: И Владивосток может.

Д.Царёв: Доброград может. Почему мы не можем, Вы же ехали, у нас огромные пустые, новый город-спутник можем построить шикарный, классный, по цене жилья – чтобы она была среднероссийская. Кучу проблем решит.

В.Путин: Да, может. Вы упомянули про окружную дорогу. Может быть, Вы правы, мы разговаривали с местным руководством, она тоже нужна, потому что это даёт дополнительные возможности для города, для развития острова Русский, на котором мы находимся, но стоит она примерно (даже никто не считал) 100 миллиардов рублей, примерно. Может быть, эти средства пустить на то, о чём Вы говорите?

Д.Царёв: Так о чём и речь. Более эффективно надо будет подготовить площадки под комплексное освоение территории, чтобы инвесторы могли зайти, чтобы конкуренция увеличилась, чтобы цена упала.

В.Путин: Это предмет обсуждения и с общественностью, и с руководством Приморского края. И ещё раз хочу вернуться к тому, с чего начал: для этого специально целевую нацпрограмму изобрели, придумали и определили уровень финансирования. В рамках этой программы тоже нужно подумать, как вписать Приморский край в те задачи, которые поставлены в программе в целом по стране.

Д.Царёв: К сожалению, пока семь лет запрягаем.

В.Путин: Там есть и соответствующие источники финансирования. Конечно, может быть, их недостаточно для того, чтобы решить одномоментно все проблемы подобного рода по стране, мы будем это делать поэтапно, в том числе и для Приморского края, безусловно. Я поэтому сюда и езжу.

Там было что-то по первичному звену здравоохранения?

С.Базаров: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Член общественной палаты Забайкальского края, главный врач Забайкальской краевой туберкулёзной больницы Базаров Сергей Баирович.

Я сегодня приехал по поручению своих коллег, главных врачей первичного звена здравоохранения. В Забайкальском крае на сегодняшний день возникла большая кредиторская задолженность именно медицинских учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования, более 660 миллионов рублей, прогнозируемая – 1миллиард 388 миллионов рублей на конец этого года.

Коэффициент дифференциации, который используется при расчёте субвенций из федерального фонда ОМС, самый низкий у Забайкальского края, всего лишь 1,372. Для примера: Амурская область – 1,472, Бурятия и так далее – у них у всех по 1,5.

Мы хотели бы выступить с таким предложением, чтобы увеличить субвенции из федерального фонда ОМС не только Забайкальскому краю, но и всему Дальневосточному федеральному округу, добавить дополнительный повышающий коэффициент для медицинских учреждений Дальневосточного федерального округа не менее 1,1, тогда это покроет все кредиторские задолженности, которые существуют в Дальневосточном федеральном округе. Вот такой бы хотел задать вопрос.

И второй вопрос, Владимир Владимирович, это конкретно от сотрудников моих. Не только моих, и сейчас вы по СМИ, я думаю, слышите, по выполнению майских указов Президента Российской Федерации, Владимир Владимирович, Ваших указов от 17 мая 2012 года, средние и младшие медицинские работники уравнены в этом указе.

То есть 100 процентов от заработной платы по региону, а врачи уже 200. И здесь существует небольшая несправедливость, так как средний медицинский работник – всё-таки это образованный полноценный сотрудник, который подготовлен для оказания медицинской помощи, а младший медицинский персонал – это всё-таки со средним образованием.

В связи с этим предложение – довести целевые показатели по средним медицинским работникам не менее чем 150, допустим. Это я к примеру. А по врачам, соответственно, тоже придётся тогда увеличивать. Но чтобы это не было с переработками, с нагрузками, с дежурствами, как это сейчас происходит в Нижнем Тагиле у врачей-хирургов.

Спасибо большое!

В.Путин: Что касается уровня доходов, заработных плат, возможных увеличений. Нам для начала нужно добиться в полном смысле прямого выполнения этих указов, о которых Вы упомянули. Потому что – я сейчас не буду вдаваться в детали – речь идёт о ключевом заработке, о дополнительных часах работы и так далее. Вот с этим надо разобраться.

В перечне поручений, которые сейчас только что вышли, буквально два дня назад, о первичном звене здравоохранения, об этом тоже говорится. Мы этим просто будем заниматься.

По поводу справедливости или несправедливости. Вы сказали, что у одних выше образование, у других – меньше, им нужно, у тех, у кого приличное образование, приподнять, среднему персоналу. Но тогда и врачам придётся приподнять, понимаете? С удовольствием! Были бы деньги, завтра бы в 10 раз вам бы всем подняли.

Вопрос в том, чтобы эти все проблемы подобного рода решались сбалансированно, исходя из общего состояния рынка труда и оплаты труда различных категорий работников, в зависимости от их уровня профессиональной подготовки, от их образования, от опыта работы, стажа и так далее. Но то, что нужно здесь наводить порядок, я с Вами согласен. Вы не успели ещё посмотреть эти поручения, которые даны по первичному звену здравоохранения?

С.Базаров: К сожалению, ещё не успел, готовился…

В.Путин: Вы посмотрите, так это почти всё есть.

С.Базаров: Хорошо, спасибо.

И по дополнительному коэффициенту для…

В.Путин: Да, по дополнительному коэффициенту считаю, что важный вопрос. Сейчас с голоса не готов Вам сказать окончательное решение, но точно обещаю Вам: поручу это соответствующим нашим федеральным структурам, мы это обязательно проработаем, обязательно это проработаем.

С.Базаров: Спасибо большое. Письмо передам?

В.Путин: Давайте.

Вы знаете, надо, мне, к сожалению, заканчивать мне уже. Давайте пару вопросов.

Н.Канчуга: Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович.

Канчуга Наталья Дмитриевна, житель села Красный Яр, где компактно проживают коренные малочисленные народы (удэгейцы). Хочу выразить Вам огромную благодарность за Ваше решение по созданию особо охраняемой природной территории и создание национального парка «Бикин».

Хочу сказать, что это было Ваше правильное решение, и на сегодня мы живём, можно сказать, уже в таких условиях, где можно вдохнуть с полной силой и сказать, что село наше дышит, строится. Мы на сегодняшний день в деревне приобрели 60 бюджетных рабочих мест. Это же здорово для такого села!

У нас ведётся огромное строительство. Мы буквально за три месяца построили в прошлом году больницу, почту, два жилых дома для сотрудников нацпарка. Сейчас у нас на днях должны ввести в эксплуатацию здание пекарни и дома быта, а также мы на сегодняшний день получили централизованное электроснабжение, а до этого был дизель-генератор. Получили интернет.

И я хочу сказать, что мы всегда поддерживаем Вас. И вот сейчас этот год как бы считается Годом языков. И знаем, что у Вас создан такой Фонд языков, и я думаю, что мы найдём поддержку от этого фонда, для того чтобы наш удэгейский язык начать преподавать детям, потому что он утрачен. И желание у нас есть огромное. Но я так сумбурно выступаю. Готовилась, вроде бы, сказать всё как есть.

Владимир Владимирович, мы приглашаем Вас к себе в Красный Яр на землю адыгейскую. Тоже так же говорим, что Вы отведаете наши национальные блюда и, может быть, вновь выпустите какого-нибудь Владика на просторы нашей тайги.

В.Путин: У вас какое национальное блюдо?

Н.Канчуга: Пельмени, лянцай. Это вот то, что мы любим.

В.Путин: Мы тоже все любим пельмени.

Н.Канчуга: И чисто национальное блюдо, его готовить не надо ни в электропечи, никак, а просто сырое мясо – это чисто аборигенное. Но ещё никто не умер.

В.Путин: Проверять надо.

Н.Канчуга: И без него жить не можем, без этого блюда.

В.Путин: Ну и слава богу, главное, чтобы оно было у вас на столе.

Н.Канчуга: Спасибо Вам большое.

В.Путин: Значит, по поводу языков очень важный вопрос и касается не только удэгейского языка и литературы, кстати говоря, он касается всех языков и литературы всех малочисленных народов страны. У нас, к сожалению… Во-первых, это самое наше большое богатство культурное.

А во-вторых, мы, к сожалению, его утрачиваем. Вот как бы там ни ругали за различные издержки советские времена, но всё-таки в Советском Союзе этому уделялось много внимания. Ну, может быть, тоже недостаточно, но, во всяком случае, на системной основе. А мы это утратили, но должны это делать. Обязательно к этому вернёмся. Что касается удэгейского языка, думаю, что это большие деньги.

Юрий Петрович, напомните мне потом, пометьте для себя.

Н.Канчуга: И я хочу сказать, что вот после создания национального парка к нам стали возвращаться наши жители, и вот на сегодняшний день у нас уже есть свой врач, мы очень горды. Есть участковый. И молодёжь собирается переезжать к нам в село.

В.Путин: Ну, участковый не свирепствует там?

Н.Канчуга: Нет. (Смех.)

В.Путин: Ладно, главное, чтобы тоже работал в рамках действующей нормативной базы и законов.

Н.Канчуга: Спасибо Вам большое.

В.Путин: Но соблюдал бы порядок, конечно, это понятно.

Пожалуйста.

С.Веселова: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович.

Меня зовут Веселова Светлана, я – обманутый дольщик, один из 3200 обманутых дольщиков Приморского края.

Кратко расскажу свою историю. Отучившись здесь, во Владивостоке, собственно, я семь лет снимала квартиру, мечтала о своём жилье. Взяла кредит на первоначальный взнос, потому что накопить на него практически нереально у обычного человека. Взяла ипотеку. Обещал застройщик, что сдаст в ноябре 2017 года. К сожалению, уже приближается ноябрь 2019-го, дом не достроен.

В прошлом году силами администрации Приморского края были огромные решения в направлении решения проблемы обманутых дольщиков. Был создан в этом году Фонд помощи обманутым дольщикам, это некоммерческая организация, которая должна была решить эту проблему и постепенно по каждому дому выработать решение. В Приморском крае это порядка 30 объектов, это 250 тысяч квадратных метров, за которые люди заплатили деньги, но не получили.

В июле текущего года вышли поправки к 214-му федеральному закону, которые говорят о том, что часть финансирования должна идти из федерального бюджета, а часть должна идти из регионального. Но при этом механики выделения этих средств нет. Есть только понимание, что должен быть создан фонд субъекта Федерации, который сейчас в Приморском крае должен создаваться и создаётся, насколько нам говорят и насколько это известно.

Но в то же время получается, что тот фонд, который был создан (некоммерческая организация), он уже не может достроить часть объектов, потому что некоторые ушли в банкротство, а 214-й федеральный закон вроде как говорит о том, что эти объекты должны застраиваться за счёт федерального бюджета. Опять же непонятно, когда будут выделены эти федеральные средства и так далее.

Для того чтобы всё-таки регулировать этот вопрос, мы понимаем все, что стоимость квадратного метра в Приморском крае от 75 тысяч за квадрат, а в итоге мы заплатили… В частности, я плачу ипотеку по 10,1, но я квартиры своей не вижу. Нам необходимо внести поправки в 214-й федеральный закон, которые бы регламентировали возможность оплаты строительства проблемных объектов силами субъекта Федерации с последующей компенсацией от федерального бюджета в той пропорции, которая указана в 214-м федеральном законе, то есть 12 процентов – субъекты и 88 – федеральная власть, чтобы не ждать поступлений федеральных денег.

Также внести разъяснения в части, какие же всё-таки объекты подпадают под достройку федеральным бюджетом, и, собственно, возможность того, чтобы достраивали. Не только администрация края участвовала в этом активно, также могли быть застройщики кооперативов. Возможно, те застройщики, которые не подлежат в принципе процессу банкротства по российскому законодательству, и определить «дорожную карту» для каждого дома.

Большое спасибо!

В.Путин: Что касается кооперативов, то в соответствии с действующим законом они и сейчас имеют право на такую работу. Вы упомянули про фонды поддержки граждан. Они действительно создаются по регионам. Сейчас губернатора попросим, если это ещё не создано, он скажет наверняка, когда это должно быть сделано.

Реплика: Это уже создаётся у нас в крае. Уже практически на финальной стадии, насколько мне это известно.

В.Путин: Вы же говорите, насколько вам известно. Губернатор наверняка знает это на 100 процентов и сейчас нам, надеюсь, об этом скажет. И фонд после получения соответствующих документов, получения соответствующих объектов максимум в трёхгодичный срок должен это закончить. Но это зависит от готовности того или иного объекта.

Надеюсь, что мы когда-нибудь с этой безобразной страницей в строительной отрасли и в социальной сфере покончим после перехода на новую систему финансирования – через эскроу-счета. Но об этом Вы хорошо знаете, это Вас уже меньше всего волнует.

Но тем не менее всё ведь откуда возникло? Деньги у граждан собирают без всякой ответственности, а потом часть людей получает, а часть – нет, как Вы. Получается, что это не минимизация стоимости квадратного метра жилья, а просто кража денег у одних и таким образом присваивание части полученных средств какими-то недобросовестными застройщиками. Вот и всё. Ничего там другого нет.

Да, может быть, это приведёт к определённому снижению темпов роста жилищного строительства, но нам когда-то нужно от такой сложившейся в предыдущие годы системы стройки избавиться в конце концов. Это цивилизованный и единственный способ нормальной цивилизованной работы в строительном секторе, и мы обязательно это сделаем поэтапно, правда.

Потому что меня всё-таки убедили в том, мы не можем перейти в отношении всех на 100 процентов строительных организаций на такой способ работы, поскольку там часть жилищного строительства ими уже заложена по старым правилам

С.Веселова: У нас как раз такая ситуация, что дом начался до 2014-го…

В.Путин: Да, поэтому с каждым объектом нужно, безусловно, разобраться отдельно, но задача перед всеми поставлена – решить проблему каждого, без исключения.

Олег Николаевич, в каком состоянии у вас эта работа и создание самого фонда?

О.Кожемяко: Владимир Владимирович, Татьяна затронула такую проблему, для Приморского края довольно значимую. Мне подготовлено письмо для Вас на эту тему. У нас более 3300 семей, те, кто были обмануты в силу разных причин, в том числе где-то более тысячи семей, когда государство, край взял на себя обязательство построить по 35 тысяч рублей и, соответственно, стройку эту остановил. И некоторые дольщики у нас с 2003 года платят ипотеку, снимают жильё. Конечно, это не может быть нормальным. Мы разработали на этапе, скажем, и осени, и вот сейчас…

В.Путин: Какие-то безответственные решения просто. Непроработанные абсолютно ни с застройщиками… А те просто деньги получили без всякой перспективы достроить на самом деле.

О.Кожемяко: И сейчас, допустим, кто-то там уже где-то арестован. Ну, во всяком случае, остались мы и люди и недостроенные дома. Мы сделали свой фонд краевой. Весной его создали, докапитализировали, денег немного, сколько могли, с тем чтобы по «дорожной карте» достраивать каждый дом. Когда вышел 214-ФЗ, он нас вынуждает там по закону создавать ещё один фонд государственный, в который будут вливаться деньги на условиях софинансирования – 88 на 12. О чём просили? О том, чтобы мы сейчас начали бы работать своим фондом…

В.Путин: Я понимаю, я слышал, что она просила.

О.Кожемяко: Да.

В.Путин: И чтобы Федерация вам компенсировала…

О.Кожемяко: Да, потому что это же проблема одна и та же.

В.Путин: Хорошо. Вы подготовили соответствующие?..

О.Кожемяко: Да, мы подготовили. Второе – то, что обязательства края, мы не подпадём под 214-й в силу того, что это расходы бюджета, там предприятие не может быть обанкрочено, здесь просто нужна дотация прямая бюджету, с тем чтобы мы этот вопрос закрыли. Тоже подготовим материалы.

В.Путин: Хорошо. Обязательно посмотрим.

Ну и вот ещё раз хочу Татьяне сказать, что надеюсь, что новая система, через эскроу-счета, изменит ситуацию в корне, когда ответственность, и ответственность за качество работы с застройщиками, и риски будут переложены с граждан на финансовые организации. Да, это, наверное, приведёт к небольшому удорожанию, но это лучше, чем вложить деньги и остаться вообще на бобах.

Так что внедрять будем новую систему. А ваши проблемы, конечно, доведём до логического завершения и до решения их в окончательном виде.

Пожалуйста.

Т.Геворгян: Здравствуйте! Представляю Всероссийский студенческий корпус спасателей. Являюсь членом исполнительного комитета и курирую региональное отделение Сибири и Дальнего Востока.

Я буду очень краткой. Расскажу о том, что с мая этого года наши добровольцы – аттестованные спасатели – помогали жителям Иркутской области восстанавливать разрушенные стихией территории, а также тушили пожары в Забайкалье и в тайге Красноярского края с молодёжкой ОНФ.

В.Путин: Спасибо.

Т.Геворгян: Мы обеспечивали безопасность гостей и участников Фестиваля творческих сообществ «Таврида-АРТ». Вы знаете, события последних 10 лет показывают, что наша деятельность нужна обществу и что мы работаем в правильном направлении. На данный момент ВСКС занимается подготовкой своих добровольцев, также координирует действия других волонтёрских объединений в зонах чрезвычайных ситуаций. С нашей подачи в некоторых регионах России созданы центры по поддержке чрезвычайного добровольчества. Но, к сожалению, системного подхода нет.

Мы хотим выйти с инициативой, нам нужна помощь на федеральном уровне, помощь, которую нам могут оказать наши давние партнёры – Росмолодёжь, выделением субсидии нашей организации. Собственно, Владимир Владимирович, мы хотим попросить Вас, чтобы Вы рассмотрели возможность оказания нам государственной поддержки в выделении субсидии.

В.Путин: Там большая субсидия?

Т.Геворгян: Не могу сказать по цифрам, но сегодня у нас уже были озвучены кое-какие цифры. У нас огромная организация, нас больше восьми тысяч добровольцев по всей России, и только 20 субъектов Российской Федерации не задействованы в нашем движении. И нам нужно постоянное обучение и постоянное оснащение наших добровольцев, поэтому денег много не бывает.

В.Путин: Во-первых, я хочу Вас поблагодарить за то, что Вы делаете, Вас и всех Ваших коллег, которые занимаются этой работой. Безусловно, востребована, благородна, и вы часто приходите на помощь людям даже быстрее, чем соответствующие службы, хотя они стараются, надо сказать, работают достаточно эффективно в целом.

Но если уж не поддерживать таких, как вы, то кого тогда поддерживать? Поэтому Росмолодёжи соответствующее поручение будет дано, посчитаем и, по возможности, обязательно вам поможем и поддержим.

Т.Геворгян: Спасибо огромное!

В.Путин: Вам спасибо большое.

Пожалуйста.

М.Кривопал: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Михаил Кривопал, преподаватель Дальневосточного федерального университета. Тут много было коллег из молодёжных парламентов. Я первый заместитель председателя Ассоциации молодёжных правительств Российской Федерации.

В.Путин: Одно начальство здесь собрали.

М.Кривопал: В 72 субъектах Российской Федерации уже созданы коллегиальные молодёжные органы самоуправления, это в большей степени молодёжные правительства, иногда это коллеги или иные советы при главах субъектов, которые уже сегодня решают самые серьёзные задачи, стоящие перед региональными органами власти. Мы реализуем социально-экономические проекты, предлагаем свои идеи и своё видение.

За 10 лет работы ассоциации мы уже подготовили порядка двух тысяч молодых людей, которые успешно трудоустроены в федеральных, региональных и муниципальных органах власти, госкорпорациях, институтах развития, и продолжаем реализовывать проекты, направленные на организацию стажировок молодых людей.

В.Путин: По сути, подготовка кадров, да?

М.Кривопал: Да. Но мы как раз организация, которая направлена на социальные лифты, для того чтобы ребята могли профессионально попробовать себя, выстроить осознанно профессиональную свою траекторию развития в органах управления, то есть понять, их это история или нет.

В.Путин: Это очень полезно делать.

М.Кривопал: Да. И в этом направлении мы продолжаем работать. И, пользуясь случаем, хотел бы обратиться к главам субъектов, 13 субъектов, где ещё подобных структур нет, возможно, поддержать нашу инициативу. Мы готовы помочь и создать подобные структуры в этих субъектах и методически лучшими практиками. У нас большой опыт, мы давно работаем, поэтому экспертную поддержку готовы обеспечить. Список есть, мы готовы также предоставить и отработать по нему.

Также молодёжное правительство активно участвует в реализации проектов на платформе «Россия – страна возможностей». Я не буду сейчас занимать ценное Ваше время, перечислять их, их достаточно много. Кроме того, мы очно активно участвуем в проектах на базе «Сенеж», это мастерская управления «Сенеж».

Но знаете, это всё очень здорово, мы понимаем ценность этой площадки, и она действительно классная. Но на Дальнем Востоке подобной мастерской нет, а потребность в подготовке высококвалифицированных кадров для госуправления, для третьего сектора, она вполне нам всем очевидна. И удалённость регионов Дальнего Востока, она сильно влияет на возможность…

В.Путин: В рамках «Лидеры России»?

М.Кривопал: В рамках других различных проектов, которые проходят прямо очно на базе площадки «Сенеж».

Удалённость очевидна. И это сильно влияет на возможность очного участия ребят.

В.Путин: Вы хотите, чтобы здесь была такая же площадка.

М.Кривопал: С языка сняли прямо. (Смех.)

Да, хотелось бы предложить открыть здесь филиал, в Приморском крае, возможно, на базе Дальневосточного федерального университета. У нас есть здесь все возможности, и постоянные инициативы, и ректоры, вся команда, руководство поддерживают. Поэтому подготовить подобного рода людей здесь, чтобы не было необходимости просить финансирование на перелёт.

В.Путин: Я поручение дам Администрации, чтобы они проработали с соответствующими структурами. Дело хорошее.

М.Кривопал: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: Вас спасибо, здорово.

Пожалуйста.

С.Жигунов: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Сергей Жигунов – президент фестиваля телевизионных художественных фильмов «Утро Родины», который проходит на Сахалине.

В этом году в рамках нашего фестиваля мы сделали акцию «Великое кино великой страны». Это был концерт 22 июня в День скорби, большой концерт. Мы сняли документальный фильм, Серёжа Майоров сделал картину о «Белорусском вокзале», который мы потом показывали. И принято решение попытаться сделать акцию всероссийской и через кинопрокатчиков отметиться в каждом регионе страны хотя бы одним экраном.

Первоначально прокатчики сказали нам, что это невозможно, никто не будет этого делать. Картине 50 лет, у них коммерческая деятельность, они зарабатывают деньги, и они помогать нам не станут. Потом я их как-то уговаривал, в общем, уговорили. К нам в дирекцию вошли прокатчики и начали работать.

В результате мы не справились с объёмом желающих участвовать в этом мероприятии и смогли всего 900 городов подключить к этой акции. За один сеанс, который прошёл в стране с нашим документальным фильмом и «Белорусским вокзалом» (картину показывали в музеях, библиотеках, на площадях, в санаториях), 200 тысяч с лишним зрителей присоединились к этому мероприятию, и это значительно больше, чем любой сеанс самого большого современного блокбастера.

Почему это произошло? Мы думаем, потому что есть потребность у людей выразить своё отношение к этой трагической дате, но нет никакого социального механизма на сегодняшний момент для реализации этой эмоциональной потребности.

То, что мы сделали этот фильм и эту старую советскую картину, которой 50 лет, дало людям эту эмоциональную возможность выразить своё отношение к этому страшному событию. И тогда мы в рамках нашего фестиваля решили сделать это ежегодным мероприятием.

Я прошу Вас дать поручение Министерству культуры и Вашей Администрации, чтобы поддержать нас и это была ежегодная акция в рамках фестиваля «Утро Родины», который мы проводим на Сахалине.

В.Путин: Я с Владимиром Ростиславовичем Мединским переговорю обязательно. Думаю, что это очень хорошее начинание. Я с ним поговорю буквально в ближайшие пару дней. Хорошо?

С.Жигунов: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо за эту работу.

Пожалуйста.

Е.Красикова: Добрый день!

Красикова Екатерина, «Российские студенческие отряды», заместитель председателя правления, куратор студенческих отрядов Дальневосточного федерального округа.

В рамках нацпрограммы по развитию Дальнего Востока запланировано строительство различных объектов. В силу наших дальневосточных климатических условий более половины работ будет вестись в летний период, и это потребует привлечения трудовых ресурсов. Как в советское время, так и сейчас стройотряды готовы ехать на Дальний Восток.

Благодаря Вашей поддержке в 2017 году, по Вашему поручению, Правительство внесло изменения в действующее законодательство, и теперь в смету строительства можно внести мероприятия по привлечению студенческих строительных отрядов. Спасибо Минстрою России, эта норма была поддержана. Но, к сожалению, за два года данная норма практически не использовалась: о ней либо не знают, либо не хотят её использовать.

И в связи с этим наше предложение.

Правительству Российской Федерации совместно с «Российскими студенческими отрядами» определить, проработать вопрос и ежегодно определять перечень объектов, в смету строительства которых будет заложено привлечение стройотрядов.

И второе предложение.

Этот год, 2019-й, юбилейный для движения студенческих отрядов – 60 лет. 15 лет современной организации «Российские студенческие отряды», и я Вас поздравляю как участника стройотрядовского движения и с большим удовольствием от всего нашего движения, от 240 тысяч бойцов со всей страны, приглашаю Вас 25 октября на Всероссийский слёт в Государственный Кремлёвский дворец.

В.Путин: Спасибо большое за приглашение!

Что касается внесения в смету конкретных объектов, привлечения строительных отрядов, думаю, что это реализуемая вещь, и главное, чтобы не забылось у нас. Напомните мне, пожалуйста, когда вернёмся. Это дело хорошее! Во-первых, это стабилизирует работу стройотрядов, такую базу создаст для них экономическую и нормативную. Надо только понять, насколько реалистично вот этот перечень определить.

Е.Красикова: Реалистично. Мы, по крайней мере, приехали, точно, реалистично. В этом году у нас в Якутии трудилось почти 1400 бойцов.

В.Путин: Давайте поработаем. Хорошо.

Спасибо за идею! Если эта идея, её реализация будет способствовать активизации студенческих отрядов, их работе, то постараемся это реализовать. Это здорово, хорошо. Договорились. Постараемся это реализовать. Спасибо за предложения.

Не сердитесь на меня, пожалуйста, мне надо просто уезжать.

Пожалуйста, давайте завершающий вопрос.

А.Свиридов: Добрый день, Владимир Владимирович.

Свиридов Алексей, руководитель регионального отделения движения «Сильная Россия». Антон Цветков у нас лидер.

К сожалению, за 2018 год серьёзный проект, наверное, слышали о нём, «Трезвая Россия», который занимается проблемой алкоголя и наркотиков в России, Приморский край занял первое место в антирейтинге. Там по совокупности пять показателей: преступления, которые совершены под наркотиками, смертность и, в общем, преступность.

Дело в том, что после того как наркоконтроль перестал существовать, вся нагрузка полностью легла на МВД, управление, которое занимается этими вопросами. Не секрет, что это национальная угроза, Вы очень много делаете для борьбы с этим злом, напряжение, много времени, мы это видим.

Ситуация какова? Мы своим движением проводим регулярные акции по зачистке спальных районов, где дома полностью в рекламе, наркореклама – это домены, это адреса электронные, где подростки или жители могут спокойно зайти и приобрести, там полностью уже биткоины даже оплачиваются, то есть через СМС, чаты. И зачастую эти преступники избегают наказания, используя такие современные средства.

Предложение в чём, Владимир Владимирович. Возможны ли новые методы в МВД, это киберполиция, которая может активно и оперативно препятствовать этим вещам. Потому что у нас и так демография в Приморском крае и на Дальнем Востоке не очень хорошая, ещё наркотрафики, которые здесь также проходят.

И второй момент – усилить штатную численность, возможно, подразделений МВД в тех регионах, где имеется катастрофическая ситуация.

И третий момент – побольше подключать общественные движения к этим вопросам. Такие предложения от нас.

В.Путин: Проблема чрезвычайно важная, очень острая практически для всего мира и для нас тоже. Приморский край, к сожалению, не исключение.

Во-первых, я в своё время принимал решение о том, чтобы создать отдельную структуру, а потом меня же убедили в том, что их нужно объединить с МВД именно для того, чтобы не было параллельной работы. Только для этого. Не для того, чтобы констатировать, что у нас там всё уже хорошо, совсем нет, а для того чтобы сделать её более эффективной.

Можно или нельзя отдельное направление сделать в МВД – киберполицию? Я не знаю, нужна ли киберполиция, но иметь в виду, что преступники используют изощрённые современные способы распространения, безусловно, МВД должно. Может быть, не отдельно, но в рамках существующих структур по борьбе с распространением наркотиков и прекурсоров мы обязательно это должны будем сделать. Я Владимиру Александровичу Колокольцеву обязательно об этом скажу. Это первое.

Второе, что касается увеличения численности. Тоже подумаем, ведь у нас сейчас вся работа, что касается численности, направлена на сокращение, а не на увеличение. Но это не значит, что одной гребёнкой нужно всё причёсывать. Нужно определяться с приоритетами. Тоже посмотрим на эту работу.

А Вам спасибо за то, что Вы этим занимаетесь. Безусловно, нужно привлекать таких, как Вы, людей, болеющих душой и сердцем за эту проблему, за необходимость её решения. Ещё раз нацелю все наши правоохранительные структуры (не только МВД, но и те, которые занимаются этой проблемой) на то, чтобы привлекали общественные организации.

Без привлечения общественных организаций, без привлечения медиков, без реабилитации эта проблема в целом решена быть не может. Она может быть решена только комплексными методами.

Спасибо большое.

Вы не сердитесь, пожалуйста. Мне просто надо уже двигаться дальше по программе, потому что у меня очень большое совещание на космодроме. Он тоже касается развития Дальнего Востока, потому что, как вы знаете, космодром находится не так далеко.

Пожалуйста, завершающий. Ладно?

Д.Горбунов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Горбунов Денис Валерьевич – президент Федерации экстремальных видов спорта Приморского края, руководитель инициативной группы молодёжи города Владивосток.

В.Путин: А Вы каким спортом занимаетесь?

Д.Горбунов: Я именно сноубордом. Я сам занимаюсь.

В.Путин: А это экстремальный вид спорта считается?

Д.Горбунов: Конечно. Но речь пойдёт немного о других и о летних.

На данный момент на Дальнем Востоке не строятся и не создаются современные экстремальные площадки и новые объекты для доступной возможности заниматься спортом, а в 2020 году в Токио пройдёт летняя Олимпиада, где Владивосток как раз может послужить отличной адаптационной базой для наших российских спортсменов в таких олимпийских видах спорта, как BMX и скейтбординг.

На данный момент не создано в регионе ни одной такой площадки, которая соответствует международному уровню, стандартам, и наши сильные спортсмены, которых мы вырастили, вынуждены уезжать за рубеж либо, в лучшем случае, в Центральную часть России.

И от всех спортсменов Дальнего Востока, экстремалов мы хотели бы выступить с таким предложением: включить в федеральную программу «Развитие Дальнего Востока» создание спортивных площадок для экстремальных видов спорта и создание большого, крупного комплекса в городе Владивосток, соответствующего международным стандартам, для проведения международных и российских соревнований в городе Владивосток.

В.Путин: Очень бы хотелось развивать Владивосток разносторонне и не только создавать кластер культурный, о котором вы знаете, но и спортивные сооружения создавать. Я в своё время катался на горных лыжах на Камчатке.

Действительно, на Дальнем Востоке есть чем заняться в этом смысле. Но это же вопрос, связанный с финансированием, а его нужно заранее планировать. Но идея хорошая. Подумаем, соответствующее поручение Минспорту я дам.

Д.Горбунов: Будем надеяться на Вас. Спасибо.

В.Путин: Спасибо вам большое. Пожалуйста, не обижайтесь и не сердитесь на меня. Мне действительно нужно двигаться дальше по программе. Хорошо? Я надеюсь, что это не последняя наша встреча в таком виде, в таком формате.

Спасибо вам большое за идеи, которые вы сформулировали, за предложения и за вашу работу, что самое главное.

Удачи вам!

6 сентября 2019 года, Приморский край, остров Русский