Настройки отображения

Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения

Настройки

Президент России — официальный сайт

Документ   /

Совещание по вопросам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа

2 сентября 2021 года, Приморский край, остров Русский

Владимир Путин в режиме видеоконференции провёл совещание по вопросам социально-экономического развития Дальневосточного федерального округа.

В.Путин: Добрый день!

В нашей повестке – вопросы социально-экономического развития. Обсудим их в комплексе с участием глав субъектов Федерации, представителей Правительства, федеральных ведомств.

Сегодня – мы находимся во Владивостоке – здесь открывается Восточный экономический форум. Он собрал руководителей ведущих компаний, предпринимателей, которые уже ведут или намерены начать дело на Дальнем Востоке. Предложения бизнес-сообщества также обязательно учтём при планировании наших дальнейших действий и шагов по развитию Дальневосточного региона.

Напомню, что в прошлом году был подписан Указ Президента «О мерах по социально-экономическому развитию Дальнего Востока». На его основе запущена Национальная программа развития региона, рассчитанная до 2035 года. Прежде всего она нацелена на приток людей, приток населения, на опережающий рост качества жизни на Дальнем Востоке.

Обращаю внимание Правительства, руководителей регионов, муниципалитетов: все мероприятия программы нужно реализовать в полном объёме, необходимо предусмотреть финансовые и организационные ресурсы.

На что хотел бы обратить сегодня в ходе нашей встречи особое внимание. История освоения Дальнего Востока, реализация здесь крупных, значимых проектов – таких как строительство Транссиба и БАМа, а уже в наше время и космодрома Восточный, целого комплекса крупных объектов во Владивостоке к саммиту АТЭС – показали, насколько важно постоянно идти вперёд. Мы сейчас только что посмотрели с Юрием Петровичем [Трутневым], с коллегами, как реализуются наши планы за предыдущие годы.

Необходимо ставить амбициозные цели, решать самые смелые задачи исходя не из текущей, а уже из более отдалённой, стратегической перспективы.

Несколько примеров. В своё время мы, что греха таить, затянули, можно сказать, с расширением пропускных возможностей железных дорог. Понятно, соображений было много, и они в целом вроде как носили объективный характер, были основаны на расчётах рынка. Но, к сожалению, эти расчёты и просчёты – а может, к счастью для наших угольщиков, горняков – не оправдались. Конъюнктура сложилась иначе – а мы инфраструктуру для этого не подготовили и не можем сегодня в полной мере воспользоваться благоприятной конъюнктурой на глобальном угольном рынке, не можем нарастить экспорт так, как могли бы это сейчас сделать. Это, безусловно, упущенная выгода и для компаний, и для бюджета регионов, да и всей страны, недополученные ресурсы, которые можно было бы направить на поддержку граждан, на развитие территорий.

Да, я понимаю, я помню эти соображения, риски были. Но жизнь сложилась иначе, и мы недополучили или недополучаем то, что могли бы получить. Тем более – с запасом надо создавать социальную инфраструктуру. Людям, которые здесь живут или планируют приехать, нужны не только рабочие места, но и комфортные условия жизни – и не когда-то в отдалённой перспективе, а уже сейчас либо в самом ближайшем будущем. Нужны благоустроенные города и посёлки, качественное здравоохранение и образование, транспорт, услуги связи, телекоммуникации современного поколения.

Если опираться лишь на безликие нормативы, а не на государственное видение стратегической значимости Дальнего Востока, то именно такого, опережающего социального, а за ним и социально-экономического развития мы не получим. Я прошу Правительство, профильное Министерство по развитию Дальнего Востока исходить из этих соображений. Нужно сейчас вкладываться, чтобы завтра был ощутимый результат.

Прежде чем перейдём к докладам, хотел бы остановиться на двух конкретных темах.

Начну с авиационного сообщения. У нас действует программа субсидируемых билетов на перелёты с Дальнего Востока в европейскую часть России. В текущем году она охватывает не только льготные категории населения – молодёжь, пенсионеров, многодетные семьи, – но и всех жителей дальневосточных регионов.

Однако в некоторых регионах граждане в этом году не смогли купить льготные авиабилеты: либо исчерпан лимит билетов, хотя до конца года ещё много времени, либо регион вовсе не получил субсидии.

Мы сейчас только с Министром транспорта обсуждали эту тему, я хочу, чтобы меня услышали коллеги, прежде всего из федеральных министерств: такая ситуация, конечно, недопустима. Вопрос субсидируемых авиабилетов нужно держать на постоянном контроле, и дело не в том, что где-то чего-то когда-то не хватает.

С Министром [транспорта] разговаривал: каждый год эти субсидии с боем получаются в Правительстве. Послушайте: все граждане Российской Федерации, мы все проживаем в одной стране, и нам нужно, безусловно, обеспечить связность территорий и свободное передвижение граждан страны по её регионам. Поэтому нужно создать систему автоматического субсидирования. Я прошу Министерство финансов, Министерство транспорта, другие ведомства подумать над этим и предложить решение. Ничего сложного здесь нет, нужно продумать такую систему, которая бы автоматом соответствующим регионам выдавала бы поддержку на те мероприятия, о которых я сейчас говорю.

Речь идёт об очень важном, чувствительном для людей вопросе. Льготные авиабилеты должны быть доступны для жителей всех дальневосточных регионов в течение всего календарного года. И для этого, конечно, необходимо увеличить количество рейсов, особенно в периоды высокой нагрузки.

Далее. Нужно повысить транспортную связанность самих регионов Дальнего Востока между собой, а также расширять сеть внутрирегиональных маршрутов, обновлять авиапарк на этих рейсах. Мы об этом уже неоднократно говорили, не раз.

Сейчас такая работа разворачивается, нужно максимально нарастить её темпы, и главное – нужно с результатом для людей всё это делать.

На базе перевозчика «Аврора» уже создана Единая дальневосточная авиакомпания, в июле она перевезла первых пассажиров. До конца года компания освоит 20 новых межрегиональных маршрутов, а до 2025 года общее количество маршрутов, которые будет обслуживать «Аврора», должно превысить 530.

Обращаю внимание: самолёты должны летать по тем направлениям, которые нужны гражданам. При этом важно, чтобы цена авиабилетов была, что называется, подъёмной для людей, только в этом случае пассажиропоток авиакомпании будет расти. Покупательная способность тех, кто эту услугу получает, должна соответствовать стоимости билета.

В своих планах развития компания рассчитывает нарастить парк воздушных судов, приобрести 45 новых самолётов российского производства. Прошу сегодня рассказать, доложить, как будет организована эта работа.

На чём ещё хотел бы заострить внимание. Многие населённые пункты Дальнего Востока находятся в удалённых и труднодоступных местах. Для их жителей авиаперелёт – это порой единственный способ связи с «большой землёй».

При этом малые аэропорты – даже если сюда прилетает лишь несколько рейсов в неделю – обязаны выполнять те же требования, что и крупные авиационные хабы, или почти те же самые. В том числе имею в виду защиту и безопасность инфраструктуры, наличие специальных групп быстрого реагирования и так далее и тому подобное.

Я прошу Правительство внимательно изучить этот вопрос, по возможности избавить малые аэропорты от избыточных, именно от избыточных, обременительных требований в работе – конечно, чтобы не было ни у кого глупых мыслей, не в ущерб безопасности, это само собой разумеется. Но если посмотреть внимательно, залезть в эти инструкции и правила, наверняка можно найти там то, что является для малых аэропортов явно избыточным и обременяет их работу.

Наконец, необходимо продолжать развитие сети малых аэродромов и посадочных полос на Дальнем Востоке. Отмечу, что малая, санитарная авиация сыграла огромную роль в период эпидемии коронавируса, когда заболевших нужно было оперативно, не теряя времени госпитализировать в ведущие медицинские центры региона.

Врачи Дальнего Востока, как и их коллеги по всей России, работают самоотверженно, с полной отдачей сил, и хочу ещё раз их за это поблагодарить.

Вместе с тем очевидно, что проблем в системе здравоохранения Дальнего Востока ещё хватает: специалистов как раз, наоборот, не хватает, а первичное звено требует существенного обновления.

В текущем году мы по всей стране запустили программы модернизации первичного звена здравоохранения. Сегодня прошу рассказать, как реализуются эти программы в дальневосточных регионах.

И хочу вернуться к тому, о чём говорил в начале: нельзя не учитывать специфику Дальнего Востока. Руководствоваться здесь какими-то усреднёнными формулами, действовать по шаблону абсолютно неправильно, недопустимо. В таком случае кардинального результата, ощутимых изменений к лучшему, если будем действовать по этим шаблонам, мы не получим.

На Дальнем Востоке много небольших населённых пунктов, расстояние между которыми может достигать сотен километров, и действующая модель финансирования здравоохранения здесь зачастую хромает. Людям не всегда доступна качественная медицинская помощь, оснащение поликлиник, ФАПов порой оставляет желать лучшего.

Хочу подчеркнуть: человеку, который столкнулся с какой-то проблемой, в том числе с болезнью, не важны какие-то нормативы и бюрократические документы, хотя и правильно сформулированные и хорошо написанные. Ему нужна поликлиника, больница, ему нужен медицинский центр, даже скромный ФАП – но такой, где ему могут реально помочь, где есть врачи и оборудование.

Повторю ещё раз: в этом вопросе нам также необходим особый подход, учитывающий специфику малонаселённых районов. Прошу Правительство оформить свои предложения на этот счёт.

Мы с Юрием Петровичем уже обсуждали некоторые вещи – и вчера, и сегодня. Я сейчас не буду забегать вперёд. Ясно, что это требует дополнительной проработки, но вопросы социальных гарантий, социального развития на Дальнем Востоке должны решаться не формально. Есть определённые предложения, повторяю ещё раз, они должны быть хорошо просчитаны, мы вчера и с Михаилом Владимировичем [Мишустиным] на этот счёт говорили, я просил этим заняться дополнительно. Надеюсь, это будет сделано в самое ближайшее время. Это касается не только медицины, это касается образования и некоторых других направлений.

И ещё. Как вы знаете, мы начинаем программу медицинской реабилитации граждан, в том числе тех, кто перенёс коронавирус, чтобы они могли обследоваться, полностью восстановить своё здоровье.

Пока здесь, на Дальнем Востоке, объективно не хватает мощностей, инфраструктуры для реабилитации всех жителей региона – во всяком случае тех, кому это необходимо.

Однако помощь и поддержка людям нужны, как я уже говорил, сейчас. Поэтому прошу в программе медицинской реабилитации предусмотреть отдельные решения для жителей Дальнего Востока – и конечно, по развитию такой инфраструктуры.

Давайте перейдём к обсуждению всех вопросов, которые я сейчас затронул. Если вы считаете, что я что-то подзабыл, то, пожалуйста, прошу вас эти вопросы поднять.

Передаю слово Юрию Петровичу Трутневу.

Ю.Трутнев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

По поручению Президента Российской Федерации продолжаем работу по развитию Дальнего Востока. Прежде всего доложу об экономическом развитии. Всего с государственной поддержкой на Дальнем Востоке реализуется 2604 проекта. На сегодняшний день построено уже 417 предприятий, 248 из них введены в эксплуатацию за два прошедших после предыдущего форума года. В их число входят: здание нового аэропорта в Хабаровске, заводы по производству аминокислот, рыбоперерабатывающие предприятия, горно-обогатительные комбинаты, теплицы, обеспечивающие регионы собственными овощами и фруктами.

Целый ряд проектов, которые стояли десятилетиями, стал осуществляться благодаря установленным законами преференциям. Это такие предприятия, как Удоканский ГОК в Забайкалье, Баимский ГОК на Чукотке, проекты компании «Колмар» и Эльгинское месторождение в Якутии, Малмыжское месторождение в Хабаровском крае. Объём фактически осуществлённых на Дальнем Востоке инвестиций составил 2 триллиона рублей, это только по предприятиям на государственной поддержке. Создано более 81 тысячи рабочих мест.

Системные условия для развития Дальнего Востока создаются за счёт проектов, реализуемых по прямому поручению Президента Российской Федерации. Это модернизация Восточного полигона, строительство газопровода «Сила Сибири», судоверфи «Звезда», Амурского газоперерабатывающего завода, космодрома Восточный, строительство Дальневосточного федерального университета, на территории которого мы находимся.

Экономика Дальнего Востока растёт опережающими темпами. В период с 2015 по 2019 год темпы роста валового регионального продукта Дальнего Востока превысили среднероссийские, составив 3,7 процента. Темпы роста промышленного производства превысили среднероссийский уровень в два раза, составив 20 процентов.

Инвестиции в основной капитал на душу населения на Дальнем Востоке сегодня на 39 процентов выше, чем в среднем по России.

Объём накопленных прямых иностранных инвестиций на Дальнем Востоке достиг 80 миллиардов долларов. Внедрённый по поручению Президента Российской Федерации механизм квоты в обмен на инвестиции дал существенный толчок рыбной отрасли.

На Дальнем Востоке построено 11 новых рыбоперерабатывающих заводов. На дальневосточных верфях строятся шесть рыболовецких судов и 15 судов краболовов. Поступления в бюджет Российской Федерации от продажи квот на вылов краба составили более 99 миллиардов рублей, что сопоставимо с уплатой всех налогов за предыдущие 30 лет.

Хочу отдельно отметить, что государственные инвестиции, вложенные в развитие Дальнего Востока в форме налоговых преференций и субсидий на строительство инфраструктуры, окупились уже сегодня. Даже с учётом льгот объём налогов от построенных предприятий составляет более 123 миллиардов рублей при совокупных расходах государства на их поддержку 81 миллиард рублей. Таким образом, средства, вложенные из бюджета Российской Федерации в развитие экономики Дальнего Востока, окупились, Владимир Владимирович, уже в 2018 году, через три года после запуска преференциальных режимов, и на сегодняшний день принесли в бюджет 42 миллиарда рублей.

В то же самое время должен сказать, что экономика Дальнего Востока понесла больший ущерб в период пандемии коронавируса, чем экономики других регионов. Причина связана с тем, что значительная часть производимой на Дальнем Востоке продукции ориентирована на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. Возникшие в ходе пандемии ограничения оказали большое влияние на экспорт рыбы, продукции сельского хозяйства. Для того чтобы компенсировать падение сбыта перевозкой на другие регионы России и мира, потребовались дополнительные расходы и время. По результатам 2020 года снизился и объём инвестиций. В то же самое время в текущем году Дальний Восток уже начал восстанавливать докризисные показатели. За восемь месяцев 2021 года резиденты ТОР, свободного порта Владивосток и другие предприятия с мерами государственной поддержки вложили в свои проекты 525 миллиардов рублей, это больше, чем за весь 2019-й.

Преодоление последствий вызванного пандемией мирового экономического кризиса, поиск путей дальнейшего эффективного развития региона является одной из важнейших тем, которые вынесены на повестку Восточного экономического форума.

Теперь о социальном развитии. Очевидно, что строящиеся 2600 предприятий создают необходимые для людей новые высокопроизводительные рабочие места, повышают качество инфраструктуры на Дальнем Востоке. Новые предприятия активно нанимают сотрудников. При 5,5 процента населения Российской Федерации на Дальний Восток приходится 10,7 процента заявленной потребности в новых сотрудниках по стране.

Существенное влияние на состояние инфраструктуры в регионах оказала реализуемая Министерством Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики программа социального развития. Изначально она создавалась для центров экономического роста и должна была обеспечивать условия для жизни людей, работающих на вновь построенных предприятиях. Но в ходе реализации программы мы убедились, что выполнение поставленных Вами задач по улучшению качества жизни людей на Дальнем Востоке невозможно без её распространения на всю территорию. Сегодня в рамках реализации программы строится 1500 объектов, из которых 445 уже завершены. Это больницы, школы, детские сады, объекты культуры и спорта во всех регионах Дальнего Востока.

Более 94 тысяч дальневосточников получили землю по программе «Дальневосточный гектар». Почти 24 тысячи человек воспользовались льготной дальневосточной ипотекой.

В то же самое время мы понимаем, что этого недостаточно. В числе наиболее острых проблем, которые называют дальневосточники, неизменно числится высокая стоимость потребительской корзины. Например, на Чукотке она составляет около 30 тысяч рублей, в Камчатском крае – более 25 тысяч, при среднем значении по России – 16–17 тысяч рублей.

К числу наиболее важных проблем дальневосточники относят также качество здравоохранения, образования, дорог, состояние городов и населённых пунктов.

Значительная часть этих вопросов будет решена в рамках реализации национальных целей, которые в соответствии с Вашим указом должны быть достигнуты на территории Дальнего Востока в каждом субъекте Российской Федерации.

Хочу остановиться на некоторых важных для Дальнего Востока вопросах и внести ряд предложений.

Первое. Основной причиной, которая сдерживает улучшение качества жизни дальневосточников, является низкая бюджетная обеспеченность региона. Десять из 11 субъектов имеют уровень обеспеченности ниже среднего по России, а четыре субъекта: Еврейская автономная область, Камчатский край, Республики Саха (Якутия) и Бурятия – имеют уровень бюджетной обеспеченности ниже минимального, 0,748.

Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас поручить Министерству финансов в рамках механизма межбюджетного выравнивания обеспечить поэтапный выход субъектов Российской Федерации, расположенных на Дальнем Востоке, на уровень не ниже среднероссийского.

Второе. Важнейшей задачей для нас является улучшение демографической ситуации. В Сахалинской области с 2014 года реализовывалась программа выплат в связи с рождением третьего ребёнка. В течение трёх лет Сахалин вышел из коэффициента рождаемости 1,5 на один из самых высоких показателей в стране – 2.

Уважаемый Владимир Владимирович, просим Вас поддержать распространение опыта Сахалина на всю территорию Дальнего Востока, приняв решение о выплате при рождении третьего ребёнка денежных средств в размере 1 миллиона рублей. Значительное стимулирование рождения третьего ребёнка окажет влияние на принятие решения о планировании первого и второго и многократно усилит эффект. В Евросоюзе такие выплаты производились, и коэффициент рождаемости по третьим детям оказался совокупно в 22 раза выше.

Третье. Состояние дальневосточных городов также является одним из важнейших факторов, влияющих на настроения людей и их желание жить и работать в регионе.

Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас рассмотреть возможность принять решение о масштабной реновации городов Дальнего Востока.

Спасибо за внимание и постоянную поддержку в работе по развитию.

В.Путин: Хорошо.

Носов Сергей Константинович, пожалуйста.

С.Носов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Выражаю коллективное мнение жителей Магаданской области. Разрешите сказать Вам слова благодарности за своевременные инициативы в социальной сфере, которые привели к позитивным изменениям.

В образовании это повышение заработной платы классных руководителей, бесплатное питание школьников, единовременные пособия, ремонт образовательных и спортивных учреждений, строительство новых объектов. Всё это стало долгожданной реальностью. Например, вчера мы открыли новую школу впервые за последние 35 лет.

В здравоохранении также много положительных сдвигов и перемен. Приобретение современного оборудования, мобильных комплексов. Достойная оплата труда медицинских работников, модернизация первичного звена здравоохранения. Эти позитивные изменения не исключают наличия проблем. Именно на этих вопросах, на этих проблемах я хотел бы остановиться в своём выступлении.

Ещё два года назад в рамках Восточного экономического форума мы говорили о проблемах медицины. За это время по Вашему поручению сделаны серьёзные шаги по модернизации инфраструктуры здравоохранения. Существенно, до 15 процентов, увеличилась доля Дальнего Востока в общем объёме капитальных вложений Минздрава РФ. В целом до конца 2024 года предусмотрено модернизировать 653 медицинских объекта – это 50 процентов от всей потребности. Вместе с тем показатели здоровья населения Дальнего Востока по-прежнему ниже среднероссийского уровня. Неудовлетворённость граждан качеством медицины – одна из ключевых причин оттока населения.

Вами поставлены серьёзные задачи добиться увеличения продолжительности жизни на пять лет и снижения смертности трудоспособного населения не менее чем на 35 процентов. И сегодня, выполняя Ваши поручения, мы предлагаем рассмотреть дополнительные меры по развитию здравоохранения Дальнего Востока.

Практика показывает, что финансирование по системе обязательного медицинского страхования за выполненные объёмы медицинской помощи не работает в населённых пунктах с численностью до 10 тысяч человек. Таких населённых пунктов на Дальнем Востоке – 94 процента, в них проживает 20 процентов от общей численности населения. Удалённость и транспортная доступность – одна из основных проблем наших регионов, это влияет на оперативность оказания медицинской помощи. 69 процентов населённых пунктов не имеют круглогодичной автодорожной доступности, и только 42 процента дорог соответствуют нормативным показателям.

Таким образом, для обеспечения доступности медицинской помощи регионы вынуждены содержать медицинские организации, не соответствующие нормативу Минздрава. Вместо фельдшерско-акушерских пунктов, врачебных амбулаторий функционируют районные больницы. Они по методике ОМС не получают достаточного финансирования на своё содержание.

По результатам аудита, проведённого Центром экспертизы и контроля качества медицинской помощи, выявлено, что 23 процента коечного фонда, 60 процентов бригад скорой помощи, 54 процента малокомплектных врачебных участков не могут выполнить нормативные объёмы медицинской помощи из-за низкой численности населения. Это особенность, а не неэффективность организации здравоохранения дальневосточников. Это плата за обеспечение доступности медицинской помощи. И эту особенность не учитывает на данный момент методика ОМС.

Приведу два характерных примера.

Магаданская область, Северо-Эвенский район, территория проживания коренных малочисленных народов Севера. Из транспортной доступности – только авиасообщение. При этом около 150 дней в году нелётная погода. По федеральным нормативам в районе должна функционировать врачебная амбулатория со штатом в количестве 20 медицинских работников. Фактически мы содержим районную больницу на 80 штатных единиц. Соответственно, значительно больше расходуем средств на гарантированную медицинскую помощь населению.

Или, например, Камчатский край, Алеутский район, Командорские острова. Население – 700 человек. Расстояние до Петропавловска-Камчатского – 775 километров по воздуху, транспортная доступность морем – грузопассажирское судно один раз в месяц. Для такого количества населения по федеральным нормативам полагается фельдшерско-акушерский пункт с объёмом финансирования из ОМС 3 миллиона рублей. Фактически регион содержит районную больницу с основными медицинскими отделениями: терапия, хирургия, гинекология, 10 коек круглосуточного и 5 коек дневного стационара с общим финансированием на содержание 39 миллионов рублей. Таким образом, дефицит (это 92 процента расходов) покрывается за счёт перераспределения общего объёма финансирования между медицинскими организациями, которые работают в системе ОМС.

Это только два примера, но данная ситуация характерна для всего Дальневосточного федерального округа.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вся система государственного управления настроила свои действия на выполнение национальных проектов. Но задачи проекта кадрового обеспечения системы здравоохранения Магаданской области вошли в противоречие с методикой ОМС: Магаданская область не выполняет показатель обеспеченности медицинскими кадрами. Целевой показатель – 77 врачей на 10 тысяч населения. Это 940 специалистов. Фактически работает 750. Аналогичная ситуация по среднему медицинском персоналу. Таким образом, требуется пригласить на работу в регион 190 врачей и 189 медсестёр.

С учётом необходимости достижения индикаторов заработной платы, определённых майскими указами, необходим дополнительный фонд оплаты труда – 838 миллионов рублей. При этом нормативы ОМС не обеспечивают заработную плату уже работающему медицинскому персоналу при общем дефиците медицинских работников. Для того чтобы уложиться в эти нормативы, регион должен сократить ещё более 600 человек. Понятно, что этого мы не делаем.

Следующая проблема – содержание обновлённой инфраструктуры здравоохранения. Сегодня происходит самая масштабная модернизация первичного звена здравоохранения за всё время. Мы все её давно ждали. Но рост эксплуатационных расходов на содержание новых фельдшерско-акушерских пунктов, больниц, оборудования не обеспечен финансированием в полной мере. Дорогостоящее современное оборудование зачастую простаивает из-за отсутствия технического обслуживания или расходных материалов.

Что в условиях ситуации недофинансирования делают регионы? Во-первых, покрывают дефицит за счёт средств региональных бюджетов. Во-вторых, при отсутствии такой возможности переходят на ручной режим управления: либо заключают досудебные соглашения для открытия арестованных счетов, либо договариваются об отсрочке оплаты за коммунальные услуги, лекарства и медикаменты, либо применяют другие несистемные меры, чтобы не дать закрыться больницам.

Показатель бюджетной обеспеченности по Магаданской области – 0,787, что ниже среднего значения по стране и означает, что почти 22 процента расходов не обеспечены доходами. А у некоторых наших соседей этот показатель ещё ниже. При этом только за 2020 год из бюджета Магаданской области направлено 800 миллионов рублей на погашение недофинансирования переданных полномочий ОМС. Уже с начала текущего года нами на эти же цели выделено порядка 600 миллионов рублей. И это приходится делать за счёт сокращения расходов на другие социально значимые мероприятия.

Общий размер дефицита бюджета в здравоохранении области неоднократно проходил экспертизу со стороны Минздрава, Минфина РФ, подтверждён протоколом совещания, проведённого заместителем Председателя Правительства Голиковой Татьяной Алексеевной в сентябре 2020 года.

Работа региональных систем здравоохранения Дальнего Востока в условиях жёсткого дефицита зафиксирована и Счётной палатой Российской Федерации. Отмечено, что регионам не хватает финансирования и нормативного регулирования для эффективного исполнения переданных полномочий по ОМС. И методика распределения субвенций из федерального фонда не в полной мере учитывает региональные особенности.

Например, применение подушевого норматива не учитывает реальную стоимость медицинской помощи, поэтому не обеспечивается доступность медицины в удалённых территориях. Не в полной мере учитывается разность стоимости медицинских услуг в условиях, когда сохраняется ограничение коэффициента ценовой дифференциации.

В 2019 году Вами было дано поручение о внесении изменений в законодательство Российской Федерации, направленных на отмену ограничения предельного значения показателя коэффициента ценовой дифференциации бюджетных услуг. Однако 5 субъектов ДФО и Арктики по-прежнему ежегодно недополучают 14 миллиардов рублей.

Также не учитывается структура заболеваемости и смертности населения. Отсутствие гибкости не позволяет обеспечить финансирование, необходимое для достижения целевых показателей медицинской помощи.

Не учитывается рост расходов на выполнение национального проекта «Здравоохранение». За счёт содержания сверхнормативных медицинских учреждений формируется дефицит финансирования. По результатам того же аудита Центра экспертизы и контроля качества медицинской помощи это 50 миллиардов рублей для всей системы здравоохранения Дальнего Востока.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Есть такое золотое правило: критикуя – предлагай. Совместно со всеми субъектами Дальневосточного федерального округа мы проработали эти вопросы и готовы представить на обсуждение идеи, которые позволят, не разрушая систему ОМС, найти пути решения.

Что предлагаем? Перейти к динамической системе планирования и управления затратами, как это сегодня оперативно реализуется в строительной отрасли. Прежде всего создать цифровую основу экономического управления, ввести критерии населённых пунктов для перехода на новую систему финансирования, организовать учёт фактической потребности на содержание медицинских организаций, выделить на эти цели дополнительные средства из федерального бюджета, чтобы не получилось очередного перераспределения внутри ФОМС.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Ориентируясь на Ваше указание по приоритетности развития Дальнего Востока, повышения качества жизни населения, прошу Вашего поручения о формировании рабочей группы для рассмотрения наших предложений на предстоящем в сентябре Госсовете. А также прошу дать поручение рассмотреть возможность помощи в погашении кредиторской задолженности нашего здравоохранения.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Сергей Константинович.

Михаил Альбертович, есть какие-то комментарии по этому вопросу?

М.Мурашко: Да.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Рассматривая социально-экономическое развитие, я хотел бы остановиться на нескольких моментах.

Первое – по инфраструктуре. Действительно, последние годы мы активно вводим новые объекты здравоохранения. За последние два года – 2019-й, 2020-й – введено 197 объектов. В рамках модернизации сейчас будет введён 321 объект и отремонтирован 421, тем самым мы закрываем плановые значения.

Я хотел бы отметить, что всё-таки инфраструктура дальневосточного здравоохранения требует в том числе и определённых точечных решений, в частности и по Камчатскому краю. Сейчас мы завершаем объект – онкологический диспансер в Магаданской области. Есть вопросы, касающиеся уже не первичного звена, а центральных районных больниц, – это и Забайкальский край, и ряд других, поэтому вложения в систему здравоохранения инфраструктуры, конечно же, необходимы.

Мы планируем поставить семь тысяч единиц медицинского оборудования. Хочу отметить, что уже сейчас эти поставки идут, фактически 10 процентов оборудования уже поставлено в рамках пятилетнего плана. Реабилитация в проект бюджета по Вашему поручению заложена, поэтому субъекты Дальневосточного федерального округа, конечно, получат это финансирование и на инфраструктуру, и на текущие расходы, и непосредственно на оплату медицинской помощи.

То, о чём говорил Сергей Константинович, заслуживает особого внимания, это расходы на обеспечение функционирования.

В первую очередь соотношение доли заработной платы, структуры расходов Дальневосточного округа выше, чем по Российской Федерации, и достигает по ряду субъектов разницы до полутора раз.

Рост заработной платы в ряде регионов, в том числе и в первую очередь в Магаданской области, превысил прогнозные значения и средние по отрасли, и, соответственно, доля расходов на заработные платы, сам уровень заработных плат значимо увеличился [по сравнению] с прогнозными значениями, что несёт дополнительную нагрузку. Но с учётом климатогеографических особенностей и расселения населения сами по себе только платежи в систему ОМС ту инфраструктуру, которую мы должны содержать в силу особенностей региона, не покрывают, поэтому просто перераспределение не решает [проблему]. Мы на следующий год запланировали изменение коэффициента дифференциации, закладываем 6,2 миллиарда. В этом году по поручению Председателя Правительства выделены дополнительные деньги на финансирование системы здравоохранения. Сейчас распределено 85 миллиардов рублей. Конечно же, только за счёт средств ОМС покрыть ту инфраструктуру, которую мы должны содержать в этих регионах, нам сложно.

По кадровой обеспеченности. В целом во всех субъектах Дальневосточного федерального округа обеспеченность кадрами выше, чем по Российской Федерации, если посмотреть это [в расчёте] на численность населения. Но ещё раз, особенность инфраструктуры требует дополнительных объектов, и поэтому, конечно же, задействовано большее количество медицинских работников. Были приведены два примера по труднодоступным населённым пунктам в Камчатском крае и в Магаданской области.

Мы сейчас увеличили приём абитуриентов. На 13 процентов увеличены выплаты в рамках программы «Земский доктор», «Земский фельдшер». Это действительно увеличило сегодня число участников на 30 процентов. Прогноз на 2021 год: мы планируем, что где-то 600 специалистов ещё придёт в отрасль – это на 20 процентов выше, чем в предыдущие периоды.

Большой потенциал улучшения мы видим по медико-демографическим показателям по ряду профилактических направлений. Этот регион просто заслуживает отдельного внимания. Это, конечно же, и медицинские профилактические осмотры, и углублённая диспансеризация, и вакцинация, которая показывает свои безусловные результаты по профилактике заболеваемости, в том числе новой коронавирусной инфекцией.

Что особо хотел бы подчеркнуть: высокое число трудоспособного населения требует особого акцента на снижении внешних причин смертности, потому что в этом регионе действительно есть избыточные показатели. И в первую очередь это, конечно же, алкоголь, сопряжённые причины и ряд вопросов, касающихся здорового образа жизни.

Поэтому в целом то, что сказано Сергеем Константиновичем, мы поддерживаем, и рабочая группа действительно нужна для того, чтобы уже конкретно решить ряд вопросов, которые были сегодня обозначены. Мы готовим их на Государственный Совет по Вашему поручению.

Спасибо. Доклад закончил.

В.Путин: Рабочую группу как предлагаете сформировать? Это рабочая группа Правительства?

М.Мурашко: Эта рабочая группа должна включать в себя представителей и Правительства, и субъектов, поскольку в регионах Дальневосточного округа тоже есть определённое разнообразие, и им нужно будет выработать решение. Для пяти регионов это отдельный формат. Поэтому без региональных специалистов на хорошие таргетные, конкретные решения не выйти. Поэтому я считаю, что это обязательно нужно в таком ключе.

В.Путин: Значит, эта рабочая группа тогда будет при президиуме Госсовета, да?

М.Мурашко: Да, ее возглавляет губернатор Ивановской области, я думаю, что под его руководством это возможно сделать.

В.Путин: Он у нас на связи, да?

С.Воскресенский: Владимир Владимирович, у нас, во-первых, вопросы, которые [губернатор Магаданской области Сергей] Носов поднял в части финансирования удалённых объектов здравоохранения, касаются не только Дальнего Востока, поэтому мы их обязательно проработаем. Вы уже подобное поручение давали в ходе предыдущего Госсовета по здравоохранению.

Что касается специфических вопросов Дальнего Востока, мы, конечно, на площадке комиссии Госсовета по здравоохранению их отработаем. Представитель Дальнего Востока входит в состав комиссии. Всё сделаем.

В.Путин: Нет-нет, надо выделить в отдельное направление работу вашей комиссии.

С.Воскресенский: Хорошо, так и сделаем.

В.Путин: Назовем её «подкомиссия», и пусть Носов Сергей Константинович возглавит. Хорошо?

С.Воскресенский: Есть. Сделаем.

В.Путин: Да, спасибо.

Сейчас не даю слово Минфину. Там ясно: проблем много. Нужно внимательно всё это рассмотреть, проработать с коллегами, вникнуть в специфику тех вопросов, которые мы сейчас обсуждали, и подойти к их решению по-государственному, не с общим трафаретом, всем сестрам по серьгам, а исходя из специфики региона.

Спасибо.

Пожалуйста, теперь Белоусов Андрей Рэмович.

А.Белоусов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

В своём выступлении постараюсь ответить на те вопросы, которые были поставлены во вступительном слове, но прежде всего позвольте привести несколько цифр, которые характеризуют ситуацию.

Общий объём внутрироссийских авиаперевозок жителей Дальнего Востока (без учёта международных перевозок) на пике, то есть в 2019 году, достиг почти 8 миллионов человек, точнее, 7,9 миллиона человек, примерно на 8 миллионов жителей. То есть коэффициент мобильности, основной показатель, составил практически единицу. Это очень высокий показатель, и требуется достаточно развернутая система мер, для того чтобы его поддерживать, тем более что в последние годы из-за COVID-19 он существенно снизился. У нас общий объём перевозок в прошлом году упал до 5,5 миллиона человек, жителей Дальнего Востока, в текущем году он восстанавливается, но вряд ли превысит 7 миллионов человек, мы планируем примерно 6,8. То есть коэффициент мобильности снизился, и сейчас ключевая задача – вывести его на прежний пиковый уровень, на уровень единицы. Хочу подчеркнуть, в этом году он примерно 0,8 у нас составит.

Примерно основная часть из этих перевозок – около 90 процентов – это дальние межрегиональные перевозки, на которых и сосредоточены все программы федеральной поддержки. На них я и буду останавливаться, и цифры, которые буду приводить, будут рассчитываться по отношению к межрегиональным перевозкам.

На сегодняшний день у нас в стране действует четыре основных федеральных программы поддержки авиаперевозок жителей Дальнего Востока. Суммарная стоимость в этом году – почти 13 миллиардов рублей, 12,6. Это абсолютный рекорд за последние годы.

Первое – это программа поддержки перевозок отдельных категорий пассажиров: это пенсионеры, учащиеся, инвалиды и многодетные семьи. Второе – это поддержка перевозок всех категорий пассажиров по важнейшим маршрутам. Третье – это поддержка отдельных маршрутов межрегиональной сети. Четвёртое – субсидирование социальных маршрутов вновь созданной авиакомпании «Аврора».

По этим четырём программам охват в текущем году составил 1,5 миллиона человек, что также является своеобразным рекордом за последние годы, это 24,5 процента от дальних перевозок.

Помимо прямого субсидирования действует ещё федеральная программа «плоский тариф», которую осуществляют компании «Аэрофлот» и «Россия». Она охватывает ещё 1,3 миллиона человек. Для понимания: затраты «Аэрофлота» на реализацию этой программы за семь месяцев составили 6,7 миллиарда рублей, в течение года они превысят 10 миллиардов рублей, это сопоставимо с общим объёмом федеральной поддержки.

Суммарно федеральной поддержкой с учётом «плоского тарифа» «Аэрофлота» у нас охвачено 2,7 миллиона поездок. Это почти 45 процентов всех поездок на дальние расстояния, то есть межрегиональных перевозок жителей Дальнего Востока. Ещё четыре миллиарда рублей тратят субъекты Российской Федерации Дальнего Востока на поддержку поездок в пределах Дальнего Востока, на внутренние региональные перевозки.

Таким образом, существуют достаточно масштабные инструменты. Значит ли это, что здесь делать больше нечего? Конечно, нет, и Вы об этом сказали. Остановлюсь на отдельных программах.

Первая программа – по поддержке отдельных категорий граждан. Самая раскатанная программа. Она действует с 2018 года, охватывает 91 маршрут. Сегодня стоимость этой программы – четыре миллиарда рублей, «мощность» этой программы – 463 тысячи пассажиров за год, из которых перевезено уже 410 тысяч.

По стоимости билетов. Стоимость билетов по этой программе примерно в два-три раза ниже коммерческой. Например, рейс Мирный – Сочи стоит по этой программе 7,5 тысячи рублей при коммерческой стоимости 17 тысяч; Тикси – Москва (Раменки, если точнее говорить) – 12 тысяч, при коммерческой стоимости 42 тысячи, – и так далее.

Если отнестись к Вашему вступительному слову, уважаемый Владимир Владимирович, то к этой программе в наибольшей степени применимо требование автоматизма. Она супервостребована, и она столь же супердефицитна.

Могу доложить: на 28 августа продано 105 процентов билетов, которые были запланированы. То есть это означает, что если, например, пенсионер или многодетная семья захотят осуществить поездку в сентябре–октябре, то билетов по этой программе они уже формально купить не могут. Выбрано денег, то есть фактически осуществлено перелётов по этой программе уже почти на 80 процентов стоимости. Поэтому я абсолютно поддерживаю требование или решение, чтобы по этой программе был реализован принцип автоматизма, и при наличии, естественно, полного администрирования со стороны Минтранса, со стороны Минфина компаниям возмещались фактические затраты, понесённые по данной программе в течение года для тех категорий граждан, которые попадают под эту программу. Дополнительная потребность, скорее всего, составит от одного до двух миллиардов рублей, если смотреть условия текущего года исходя из сложившегося объёма продажи билетов.

Вторая программа – это программа поддержки всех категорий жителей Дальнего Востока, которая была запущена по решению Президента с этого года. Она крайне востребована, охватывает сегодня 11 важнейших маршрутов – это восемь центров субъектов Российской Федерации и три маршрута из Якутии – из Нерюнгри, Мирного и Полярного. Стоимость этой программы – пять миллиардов рублей, плановая мощность – порядка 500 тысяч человек. На сегодня перевезена половина – 250 тысяч. Эта программа, безусловно, требует донастройки, мы это уже очень хорошо видим.

Первое. Нужно уточнить и расширить перечень маршрутов, которые охватываются этой программой. На сегодняшний день, когда Минтранс формировал перечень этих маршрутов, брали, естественно, самые пассажиронапряжённые маршруты исходя из стоимости билетов и рыночного спроса. В результате туда попало, поскольку финансовые ресурсы были ограничены пятью миллиардами рублей, 11 маршрутов, о которых я уже сказал, и не попали два областных центра: туда не попал маршрут Якутск – Москва, и не попал маршрут Чита – Москва.

Могу сразу сказать, что это, конечно, неправильно, и эти маршруты должны входить в периметр этой программы. Кроме того, неправильно то, что только Москва туда попала, а Санкт-Петербург не попал. Мы сейчас договорились с Минфином – я надеюсь, Антон Германович [Силуанов] это подтвердит, – о том, что на следующий год мы эту программу расширяем до 6,5 миллиарда рублей, если Вы это поддержите. Она охватит 21 маршрут, включая несколько маршрутов в Санкт-Петербург, и, безусловно, все маршруты из региональных центров.

Второе. Нужно, конечно, сократить глубину бронирования. У нас что получилось? Как только жители узнали о существовании этой программы, буквально в первые же месяцы основная часть билетов была выкуплена до конца года. Сегодня суммарно за весь период выкуплено уже больше 70 процентов билетов. Мы предполагаем, всё-таки надо сделать так, чтобы ограничить возможности такого рода операций – и глубину бронирования полугодием или, может быть, чуть большим периодом, чтобы люди могли планировать отпуска. Но чтобы не было такой ситуации, что в середине года по большинству маршрутов билеты уже полностью раскуплены и жители практически лишены возможности покупки льготных билетов.

И третье, что мы тоже предлагаем реализовать в рамках этой программы, – это ограничить число поездок данного жителя. Поскольку билеты именные, это можно сделать. Почему? Потому что мы видим, что часть ресурсов этой программы, средств, идёт на субсидирование командировок и явных бизнес-поездок. Всё-таки эта программа ориентирована прежде всего на социальные маршруты, на социальные перевозки, и нужны одна-две-три поездки, чтобы человек мог к родственникам съездить, в отпуск съездить, это понятно. Но когда человек пять-шесть раз летает из Москвы и обратно в город явно с бизнес-целями, надо, конечно, чтобы люди это делали по коммерческой стоимости билетов.

Третья программа – общефедеральная программа субсидирования отдельных межрегиональных маршрутов. В неё входят все субъекты Российской Федерации. Стоимость этой программы сейчас почти восемь миллиардов рублей, 7,7. Будет расширяться примерно до 10 миллиардов рублей. Из этих 7,7 [миллиарда рублей] на регионы Дальнего Востока приходится примерно два миллиарда. Почему? Потому что в правилах установлены требования софинансирования – 50 или 60 процентов, и регионы Дальнего Востока просто не могут потянуть эти требования.

Поэтому предлагается, мы это обсуждали с Юрием Петровичем и с Антоном Германовичем, установить квоты для Дальнего Востока. Для начала мы предполагаем установить такую квоту в районе 30 процентов. Это даст регионам Дальнего Востока ещё плюс один миллиард рублей. Сейчас раскатано 35 маршрутов. Мы считаем, что эта программа достаточно востребована, и нужно, конечно, провести инвентаризацию маршрутов, их уточнить, потому что программа действует с 2013 года, и часть маршрутов уже, может быть, и не нуждается в субсидировании.

Четвёртая программа – субсидирование социальных маршрутов в рамках запуска авиакомпании «Аврора»», плюс поэтапная консолидация пяти крупнейших региональных перевозчиков, куда сейчас ««Аврора»» входит блокпакетом: мы договорились для начала – 25 процентов плюс одна акция.

В программе участвуют все субъекты Дальневосточного федерального округа, 10 субъектов входят в собственность компании по пять процентов. Это суммарно 50 процентов акций, и Сахалин – 50 процентов минус 1 акция, одна акция у Минвостокразвития.

Парк компании – 131 судно. Плюс, как Вы сказали во вступительном слове, уже подписано соглашение на закупку ещё 45 воздушных судов до 2025 года включительно в рамках консолидированного заказа, оформленного на авиационную технику, о котором шла речь на [Международном авиационно-космическом салоне] МАКС-2021 и по которому там же были приняты все решения.

Могу сказать, что создание этой компании создаст, с нашей точки зрения, качественно новый момент для реализации поддержки прежде всего внутрирегиональных коротких перевозок на Дальнем Востоке, хотя и межрегиональных также. Почему? Потому что она позволит, во-первых, консолидировать меры социальной поддержки; во-вторых, позволит оптимизировать загрузку бортов, загрузку рейсов исходя из оптимизации парка судов. Сегодня он переразмерен, там много больших магистральных самолтов, причём иностранных, «Боингов», не буду сейчас о них говорить. Мы договорились, что будем сокращать переразмеренность за счёт наполнения российскими машинами, прежде всего «Сухой Суперджет», МС-21, ИЛ-114, ИЛ-410 и так далее, то есть те, которые по своим размерам больше подходят к этим маршрутам. За счёт этого будем экономить, снижать издержки просто-напросто за счёт повышения загрузки.

Если говорить о цифрах, то Вы назвали цифру – 530 маршрутов, это уже 2022 год. Из них основная часть, львиная доля – это 474 социальных маршрута, то есть субсидируемых, которыми перевозится больше одного миллиона человек. И к 2024 году компания планирует выйти (это отфиксировано в финансовой модели) на 631 маршрут, 530 социальных, и перевезти по социальным маршрутам почти два миллиона человек – 1,9.

Хотел бы здесь отметить два момента, точнее, три, которые являются критическими.

Первое. Компания на всём горизонте, который сейчас можем просчитать в рамках финансовой модели, является планово-убыточной. Поэтому у компании не будет возможности (я хочу это отфиксировать специально для губернаторов, которые, я надеюсь, сейчас меня слышат) осуществлять перекрёстное субсидирование так, как это делает «Аэрофлот» или компания «Россия». Поэтому критически важно, чтобы субъекты Российской Федерации сохранили в рамках консолидации маршрутов то финансирование, ту поддержку социальных маршрутов, которые есть на сегодняшний день, – а это около четырёх миллиардов рублей, – не сокращали это финансирование, думая, что бюджет или сама компания возьмёт это на себя. Компания будет расширять, мы договорились об этом, субсидирование, снижать издержки, но для того, чтоб раскатать новые маршруты и вовлечь в орбиту социальных маршрутов новое количество пассажиров.

Второе – нужна операционная субсидия. Мы договорились на 2022 год об объёмах операционной субсидии для компании, для покрытия затрат, это примерно шесть миллиардов рублей. Все расчёты сделаны, Минфин их акцептовал, что называется, 5,925 [миллиарда рублей]. Мы предлагаем на 2023–2024 годы с учётом плана компании по раскатке новых маршрутов и увеличения количества перевозимых пассажиров по социальным маршрутам увеличить размер субсидии.

На 2023 год, по расчётам, – это 7 миллиардов 111 миллионов, 2024 год – 7 миллиардов 850 миллионов. Эти цифры на 2023 и 2024 годы сейчас, конечно, не до конца обоснованы, тем не менее количество маршрутов определено, количество пассажиров есть, перспективная маршрутная сеть согласована субъектами, принята советом директоров компаний буквально вчера. Поэтому я надеюсь, что эти цифры получат поддержку, и мы их отфиксируем в проекте бюджета на 2022–2024 годы.

Третье, Владимир Владимирович, – вопрос, который Вы ставили, о закупке самолётов. Сегодня параметры закупки 45 самолётов определены, определена вся линейка, в том числе цены. Здесь я должен сказать большое спасибо Олегу Евгеньевичу Бочарову, Минпрому, который очень активно принимал участие в этой работе и много сделал.

[Далее], мы остановились на том, что компания будет покупать эти самолёты не в собственность, а по лизинговой схеме, по той же самой схеме, которую мы предусматриваем для консолидированного госзаказа, обсуждавшегося на Вашем совещании в ходе МАКС-2021. Это более экономичная схема для бюджета.

Пятое. Средства, которые должны идти на субсидирование лизинговой ставки, на субсидирование закупки этих самолётов, то есть так называемая капитальная субсидия, будут предусмотрены в рамках общей субсидии, включая предоставление льготных денег из ФНБ в рамках консолидированного госзаказа. Ориентировочные цифры, которые требуются для финансирования, составляют примерно 2,8 миллиарда рублей в 2022 году, 4,2 [миллиарда] в 2023 году и 7 миллиардов в 2024 году. Это что касается прямых механизмов субсидирования, прямых механизмов финансовой поддержки.

Ещё раз хочу повторить: мы считаем, что линейка инструментов в целом создана, но она нуждается в донастройке, о чём я, собственно, уже сказал.

Есть также комплекс мер – я сегодня на нём не буду останавливаться, все поручения Президентом даны, – связанный со снижением затрат перевозчиков, потому что затраты перевозчиков в конечном счёте определяют стоимость авиационного билета. Речь идёт прежде всего о росте наполняемости рейсов. Как я уже сказал, в части «Авроры» мы это предполагаем делать за счёт оптимизации парка судов.

Вторая проблема, которая у нас остаётся очень острой, – это проблема снижения стоимости авиакеросина. Этим занимается Федеральная антимонопольная служба. И если по крупным международным аэропортам, таким как порты Владивостока, Хабаровска, проблема более или менее решена, то по малым аэропортам стоимость топлива ТЗК превышает аналогичные параметры на 40–60 процентов, а иногда до двух раз.

И третий резерв – это то, о чём Вы сказали, – это снижение аэропортовых сборов за счёт оптимизации затрат, в том числе снятие избыточных затрат, связанных, – о чём Вы сказали, – с вопросами безопасности. Сегодня аэропортовые сборы, особенно по региональным аэропортам, превышают стоимость в два раза. Будем тоже по этим направлениям работать, чтобы довести всё-таки уровень мобильности до запланированных показателей – о чём я сказал – и выйти в ближайшие годы уже на уровень единицы и его превысить.

Доклад закончен. Благодарю за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Валерий Игоревич Лимаренко.

В.Лимаренко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Много было уже сказано по авиационным вопросам. Я постараюсь дополнить.

Итак, единая дальневосточная авиационная компания создана, и выделены первые средства для субсидирования. На этот год выделена сумма 1 миллиард 850 миллионов. Я бы хотел сказать о том, что сегодня диапазон цен – от 2200 рублей до 10 950 рублей. Это хороший показатель. Население с удовлетворением относится к этому решению и уже убедилось, что эти цены существуют и реально устраивают.

Я хочу привести примеры, какие изменения произошли при появлении новых 20 маршрутов. Раньше пассажиры из Южно-Сахалинска до Комсомольска-на-Амуре добирались с пересадками в течение суток, тратили на это 15 тысяч рублей в одну сторону. Теперь за счёт прямого рейса им требуется 1,5 часа, и стоимость билета – порядка 4600 рублей. Путь с Сахалина до Петропавловска-Камчатского сократился с восьми часов до трёх часов, то есть в 2,5 раза, и стоимость билета снизилась в три раза. Это наглядный пример того, как люди чувствуют, какие произошли изменения. Скажу откровенно, что особенно это было дорого потому, что в августе все люди возвращаются из отпусков, и именно в это время появилась эта поддержка, мы сразу это почувствовали.

Как уже говорилось, к 2025 году будет увеличение больше чем на 130 дополнительных маршрутов, и перевозка пассажиров по компании «Аврора» в новом виде будет не менее двух миллионов пассажиров.

Сразу хочу сказать, что мы, губернаторы, под руководством Юрия Петровича [Трутнева] эти маршруты отработали, обсудили, и это то, что требуется для людей. Со временем будем выходить с дополнительными предложениями.

Сразу хочу поддержать то предложение, которое прозвучало, по субсидированию. Стоимости, которые здесь озвучивались, соответствуют, поэтому я комментировать не буду, просто присоединюсь к тем предложениям, которые были.

По авиационным судам. Совершенно правильно, 45 самолётов: стоимость – 57 миллиардов, с лизингом – около 93 миллиардов. Конечно же, мы не сможем за счёт стоимости билетов вернуть инвестиции, поэтому требуется финансовая поддержка со стороны Министерства финансов. И сразу хочу сказать: предложение, которое прозвучало от Андрея Рэмовича [Белоусова], вполне нас устраивает.

Теперь по поводу авиационного топлива. Надо сказать, что, если считать вопросы стоимости с точки зрения конкурентоспособности, конечно, мы со своим керосином не проходим здесь конкуренцию с другими странами АТР. Мы планируем, что Южно-Сахалинск будет крупным авиационным хабом. Здесь строится авиационная полоса, в будущем году пускается аэровокзал на пять миллионов пассажиров в год. Конечно же, мы должны быть конкурентоспособными. Поэтому нужно решать проблему со стоимостью керосина. Я выскажу один из сценариев, который может быть вполне эффективным. Сейчас мы обсуждаем с «Газпромом» возможность того, чтобы производить керосин из газового конденсата. Это решение ещё не принято. Мы сейчас договариваемся о том, чтобы сделать ТЭО в течение текущего года. Мы предпримем все усилия, чтобы создать такие условия, чтобы «Газпром» производил эту продукцию по конкурентоспособным ценам. Тогда керосин на Сахалине будет дешёвым, и авиация будет конкурентоспособной.

Кроме того, помимо керосина можно производить и бензин, и дизтопливо. Это, конечно, востребованное автомобильное топливо, и население такую инициативу поддержит, что называется, очень активно, потому что существует социальная напряжённость, когда растут цены, и фактически каждый человек, который живёт на Дальнем Востоке, считает, что там, где добывают нефть, нефтепродукты должны быть дешёвыми. Это решение, о котором я сказал, о производстве топлива на Сахалине, решит все эти проблемы. Мы сейчас этим занимаемся. В этой связи просим поддержки.

Теперь несколько слов о морском транспорте. Как известно, Сахалин – единственный регион в Российской Федерации, который находится на островах. И конечно же, нас волнует морской транспорт. Мы решили вопросы с доставкой пассажиров и грузов на Курильские острова за счёт выхода на линию двух новых судов. Они были изготовлены на Санкт-Петербургских судостроительных верфях. В будущем году ожидаем ещё два парома, которые в три раза увеличат объёмы грузопассажирских перевозок между Сахалином и материком. Следующим этапом предлагаем проработать реализацию строительства мостового перехода на Сахалин. Это кардинально решит вопрос с транспортной доступностью Сахалина.

Принципиально важной для развития морского транспорта является модернизация Корсаковского порта. Фактически мы предлагаем перенести российский рыбный бизнес, который сейчас находится на территории Пусана, в Корее, на территорию Сахалина. Это будут новые рабочие места, дополнительные поступления в бюджет, развитие необходимой производственной базы. Сразу хочу сказать, что мы сегодня в рамках Дальневосточного форума подписали соглашения с инвесторами, которые готовы вкладывать большие средства в такую базу по хранению, переработке рыбы. Это будет крупнейшее в мире производство.

Минтрансом России предложено включить мероприятия по реконструкции гидротехнических сооружений Корсаковского порта в комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2030 года с началом финансирования из средств федерального бюджета с 2026 года в объёме 15 миллиардов 700 миллионов рублей. Просим ускорить это и начать проектирование вышеуказанных объёмов уже на будущий год – с 2022 года, с тем чтобы инвесторы, которые занимаются переработкой рыбы, тоже планировали параллельно свои работы и строили параллельно заводы. Тогда в ближайшие четыре года мы сможем и порт обновить, и ввести новые мощности.

Выделение федерального финансирования в названные сроки позволит поддержать работу существующих терминалов. Корсаковский порт – это ключ к развитию Сахалина и Курил. Просим Вашей поддержки.

Спасибо за внимание.

В.Путин: 15 миллиардов на сколько лет?

В.Лимаренко: В течение трёх лет, на три года.

В.Путин: То есть примерно по 5 миллиардов.

В.Лимаренко: Требуется около миллиарда на проектирование и дальше по 4–5 миллиардов, и эта работа будет сделана. 2022 год – на проектирование.

Мы уже сделали ДОН, технико-экономическое обоснование, представили в Министерство транспорта, и Министерство транспорта нас поддерживает.

В.Путин: Давайте мы это учтём в проекте поручения, надо будет проработать всё, конечно, с ведомствами как следует. Но идея очень хорошая, мне очень нравится.

В.Лимаренко: Спасибо большое.

В.Путин: Виталий Геннадьевич, пожалуйста.

В.Савельев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я начну с субсидий. То, что сказал Андрей Рэмович, это абсолютно правильные вещи. Единственное, просил бы Вас, Владимир Владимирович, дать поручение в адрес Минтранса, Минэкономразвития и Минфина не только проработать алгоритм. Ваше предложение заслуживает не просто большого внимания, это на самом деле хорошая подсказка нам всем – попробовать проработать алгоритм для выделения субсидий.

Картина выглядит следующим образом, я Вам сегодня докладывал. Например, 2018 год, постановление №215 – это постановление о специальных категориях населения Дальнего Востока – 4,2 миллиарда. Постановление № 1242, о котором мы говорим, это перелёты не из Москвы (региональные) – 3,4, то есть в 2018 году мы получили 7,6 миллиарда. В 2019 году мы перевезли самое большое количество пассажиров – 128 миллионов человек. Это был доковидный год. Выделение субсидий на всё, в том числе и Дальний Восток, – 15,1 миллиарда, 2020 год – 15,2 миллиарда.

Сегодня у нас рекордный год, мы уже выделили 21 миллиард 430 миллионов. Обращение Минтранса находится сейчас в Правительстве. Это 5,4 миллиарда. Пользуясь случаем, я хочу сказать, что если деньги не будут выделены в течение недели, то 5,4 миллиарда компания не освоит, потому что «высокий сезон» заканчивается, все завершают путешествия, начинается школа. Таким образом, если в течение недели мы выделим эти деньги, то большая их часть пойдёт именно на Дальний Восток. По постановлению № 215 и по постановлению № 215 (приложение № 5) – это все категории жителей.

Просил бы дать поручение разработать алгоритм для всего, чтобы мы с пониманием относились к мобильности населения. То, что сказал Андрей Рэмович, я полностью поддерживаю. Мы должны довести мобильность населения до единицы, а она у нас сегодня хуже, чем в Европе, в два раза, и хуже, чем в Америке, в четыре раза. Для этого необходимы реальные деньги.

Мы можем их привязать не только к мобильности, но ещё и к росту пассажиропотока. В этом году мы выйдем на объём пассажиропотока 100 миллионов человек в целом, из которых 88 миллионов мы ожидаем только по России. Случился ковид, он ввёл большие ограничения по полётам, в результате чего получилось, что вся авиация, все авиакомпании переориентировались на Россию. Сегодня мы перевозим пассажиров на 17 процентов больше, чем в лучшем доковидном 2019 году.

В этой связи давайте попробуем алгоритм, если Вы поддержите, Владимир Владимирович, если нет возражений, разработать на все субсидии, а не только на субсидии Дальнего Востока. Алгоритм просматривается, он на самом деле, мне кажется, легкочитаемый. Я думаю, что с Минфином и с Минэком мы попробуем это разработать и внести в Правительство. Это по первой части.

По Корсаковскому порту. Да, мы поддерживаем эту историю. В соответствии с законом нам буквально несколько дней назад внесли декларацию по инвестированию. Мы должны определить грузовую базу, мы должны посмотреть гидротехнические сооружения, которые нам необходимо построить. Поэтому в целом мы поддерживаем. Но вопрос требует более углублённого изучения для принятия окончательного решения, что мы и сделаем в рамках того поручения, которое мы сегодня получим.

Мост на Сахалин – да. По окончании проектов Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей, где мы с Вами заложили пропускную и провозную способность, увеличение до 2024 года. Этот проект прорабатывается. Уже есть точки входа-выхода. Занимается этим пока РЖД. У них есть рабочая группа. Я ознакомлен с проектом, довольно интересный проект, но он капиталоёмкий. Поэтому нужно всё просчитать. Сейчас на острове Сахалин, Владимир Владимирович, Вы знаете, уже заменена колея на российскую – 1520. Многие вопросы в этом направлении движутся. Но нам для окончательного решения надо будет также всё это просчитать, потому что подходы к мосту будут очень дорогие. Есть точки входа-выхода. На самом деле это очень интересный проект, именно мост. Поэтому мы поддерживаем этот проект. Давайте его отдельно просто будем рассматривать.

У меня всё. Спасибо. Доклад закончен.

В.Путин: Там даже не подходы к мосту, а, по сути, нужно развивать всю прилегающую территорию. Нужно строить дороги как следует, подход. Это не просто подход к мосту, я так понимаю?

В.Савельев: Абсолютно верно.

В.Путин: Ясно, хорошо. Спасибо.

Если Антону Германовичу есть что сказать, то пожалуйста.

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я, честно говоря, хотел нажать кнопочку, попросить выступить. Столько вопросов, которые касаются финансов, и столько тем, которые действительно требуют обсуждения.

Первое – это, конечно, по бюджетной обеспеченности. Было сказано, что недостаточная бюджетная обеспеченность по регионам Дальнего Востока. Что хочу сказать, что в целом мы посчитали: ведь бюджетная обеспеченность – это у нас только дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. Но если посмотреть все трансферты, которые идут на территорию Дальнего Востока в виде субсидий, иных межбюджетных трансфертов, то на самом деле шесть регионов из 11 на территории Дальнего Востока имеют бюджетную обеспеченность с субсидиями и иными целевыми трансфертами выше средней.

И здесь было Ваше поручение о том, чтобы 7,2 процента всех инвестиций, которые направляются из федерального бюджета, направлялись на Дальний Восток. Я просто помню, это было поручение несколько лет назад на таком же форуме, Ваше поручение мы контролируем. Докладываю, Владимир Владимирович: сегодня этот показатель – 17,4 процента. Был 7,2; 17,4 – сейчас. Поэтому, когда мы говорим, давайте больше денег дадим на поддержку регионов, мне кажется, здесь всё-таки надо говорить об «удочке» – давать деньги инвестиционного плана, развивать экономику.

Юрий Петрович говорил о том, что наибольшими темпами растут инвестиции, экономика хорошо развивается. Но тогда странно, мы услышали от коллег из субъектов: не хватает, не хватает, не хватает. Давайте посмотрим по текущей ситуации. Ведь мы видим, что по регионам Дальнего Востока в целом очень неплохая ситуация с доходами в текущем году, и в следующем мы планируем, потому что видим двузначные цифры роста доходов к уровню прошлого и предыдущего годов, где-то по 20 и по 30 процентов есть прирост по субъектам Российской Федерации. Безусловно, это формирует их доходную базу.

Поэтому наша задача, мне кажется, создать условия для развития. Для этого есть специальные налоговые режимы, они работают и, об этом сегодня говорили, хорошо работают. Есть специальная программа, которая наполняется и увеличивается по объёмам финансирования. Чуть попозже я тоже об этом скажу. Эта программа как раз направлена на развитие, на создание новых рабочих мест, соответственно, налоговой базы и улучшение жизни людей.

Естественно, для этого есть у нас и другие меры поддержки. Мне кажется, просто выравнивание всех регионов – это даже не совсем экономически стимулирующий эффект. Что стараться, если всё равно всех выровняют? А наоборот, привлечение инвестиций, частных инвестиций, в том числе и за счёт поддержки федерального бюджета на эти цели – это, мне кажется, было бы правильным.

Второе предложение – предложение Сахалина по демографии. Мы совсем недавно приняли демографические пакеты, которые буквально в этом году начали работать. Речь идёт о поддержке семей с детьми, у которых родился первый ребёнок, второй, третий. Мы приняли решение о поддержке семей с детьми от нуля до трёх, от трёх до семи, до 18 лет тем семьям, которые являются неполными. И эти меры сейчас только начали работать.

Поэтому мне кажется, что вопрос о возможностях отдельных субъектов Российской Федерации и распространении этой практики на всех надо ещё очень оценить, потому что мы только сейчас должны увидеть результаты того большого пакета мер, который задействован в текущем году. Эти результаты уже должны начать проявляться. Давайте посмотрим на эти решения.

Следующая тема – реновация городов. Абсолютно поддерживаем. Что для этого нужно? Мы приняли целый ряд решений, которые ещё до конца не реализовались. Мы принимаем много решений, но пока ещё не все они дают эффект. Какие? Даём инвесткредиты, 500 миллиардов рублей на всю страну. У субъектов Дальнего Востока 30 с лишним миллиардов рублей. Они задействованы? Нет ещё, пока только начинают регионы готовить свои предложения и заявки. Поэтому давайте этот ресурс направим на развитие городов. Это и городской транспорт, и городская инфраструктура. Абсолютно всё правильно.

Реструктуризация бюджетных кредитов, по которым мы приняли решение, и направление этих кредитов на новые инфраструктурные проекты. Регионы Дальнего Востока, я бы так сказал, ни шатко ни валко к этому отнеслись. Почему? Давайте этот инструмент тоже задействуем.

Следующий инструмент – программа Дальнего Востока. Уважаемый Владимир Владимирович, у нас программа Дальнего Востока сейчас увеличивается. Мы посчитали с Юрием Петровичем, на дополнительные доходы, которые мы получим от СРП, увеличение за три года на 52 миллиарда рублей. 52 миллиарда рублей. Общая программа за три года – 100, да ещё плюс 52 на трёхлетку. Поэтому хороший ресурс. Давайте его тоже направим на реновацию городов и на цели развития. Вот этими источниками, на наш взгляд, нужно в первую очередь оперировать.

ОМС. Не хватает денег Магадану, Сергей Константинович говорил. Неоднократно обсуждали. Давайте менять формулу распределения средств ОМС. У нас сегодня есть максимальная планка коэффициента ценовой дифференциации, так он называется, – 4,5 процента. Мы говорили о том, чтобы постепенно приподнимать с ростом объема Федерального фонда медицинского страхования, чтобы по другим регионам не было сокращения. Давайте к этому двигаться. Мы были согласны: 4,5 сейчас, 5,5, потом постепенно – 6. До шести договаривались к 2024 году повысить. Давайте к этому идти.

И вообще мне кажется, это такая тональность, что у нас здесь не хватает, там не хватает. Да всё хватает, и ресурсов много, и инструментов достаточно, просто этим надо пользоваться и надо как-то больше, мне кажется, позитива в нашей дискуссии. Очень много сделано, и это надо показывать.

Следующий вопрос – по авиаперевозкам. “Денег не хватает„. Да хватает денег! Мы каждый год больше и больше даём. Я согласен, что по социальным субсидиям на авиаперевозки нужно, как Андрей Рэмович сказал, автоматизм сделать: если больше выбирается, давайте больше и будем субсидировать. Это наше, по сути дела, обязательство. Давайте посмотрим по кассе. По социальным субсидиям, по отдельным категориям, мы говорим, касса – 69 процентов на сегодняшний день. По субсидиям в 5 миллиардов рублей, которые мы ввели для жителей Дальнего Востока, выбрано 42 процента денег, сегодня уже 1 сентября. По региональной субсидии – 50 процентов.

Что ещё было сказано? Ещё не забронировано 20 процентов билетов. Нет никакой катастрофы. Наоборот, мы говорим о том, что это надо развивать. Мы собирались до форума вместе с коллегами, Андрей Рэмович проводил совещание, договорились о том, что будем и дальше развивать. Об этом тоже было сказано, но здесь необходимо немного подправить механизм таким образом, чтобы не было накладок субсидирования по различным механизмам. И в том, чтобы люди, которые хотели бы купить билеты, могли это сделать. Сегодня покупают билеты со сроком использования этого билета в декабре, а потом его сдают. В результате получается, что и деньги не используются, и люди, которые хотели бы воспользоваться этой возможностью, не могут ею воспользоваться. Просто нужно наводить порядок в механизме. Дело не в деньгах, а в тех решениях, которые содействуют эффективному использованию тех инструментов, которые мы реализуем.

Таким образом, на Дальнем Востоке делается очень много. Денег выделяется достаточно, мы и дальше будем выделять, просто надо этим пользоваться. Также надо задействовать ресурсы не только федерального центра. Сейчас все говорят: “Давайте федеральный бюджет задействуем». Да все деньги надо задействовать: и регионов, и муниципалитетов, и фондов, в том числе омээсовских. На наш взгляд, больше позитива давать тем задачам и решениям, которые реализуются. Много очень делается.

Спасибо большое.

В.Путин: Делается много, согласен полностью, но пока всё-таки недостаточно, если мы наблюдаем отток населения. Темпы оттока у нас сократились, это очевидная вещь, но он есть. Если бы было так хорошо, как нам хотелось бы, и люди ощущали, что им хорошо, приезжали бы сюда, а не уезжали.

Наша историческая задача заключается в том, чтобы не только сохранить людей на тех территориях, которые осваивались нашими предками на протяжении столетий, а преумножить. Для этого, безусловно, Вы правы, нужно развивать производственные мощности, создавать рабочие места, обеспечить доходы людей. Это ключевая вещь, это совершенно очевидно. И пользоваться надо тем, что есть, а действительно ресурсы выделяются немалые, нужно их эффективно использовать, это правильно абсолютно.

Что касается ОМС, мы же понимаем, здесь объективно было сказано по поводу малочисленных населённых пунктов. Формулу надо менять тогда, надо подумать над этим, как сделать так, чтобы это соответствовало реалиям, жизни соответствовало, не нашим каким-то представлениям о том, как хорошо было бы, если бы достаточно было этих ресурсов. Но их явно недостаточно в небольших населённых пунктах. Надо подумать об этом, посмотреть и эти формулы поменять.

Совершенно прав Антон Германович в том, что касается реновации населённых пунктов. Деньги-то выделены, 500 миллиардов, 0,5 триллиона рублей выделено. Послушайте, деньги колоссальные. Надо только вовремя включиться в эту работу, в том числе и регионам Дальнего Востока, а Правительству – посмотреть, где какие приоритеты определить, для того чтобы эффективно эти средства были потрачены. Дело даже не в этих 500 миллиардах. У нас ещё инфраструктурные проекты, и ещё 100 миллиардов там есть. Денег-то действительно мы выделяем достаточно много, в таком объёме, который раньше и не снился, может быть, даже. Они есть, надо только ими воспользоваться грамотно и своевременно.

Что касается мер поддержки семей с детьми. Да, действительно, многие меры являются новыми, и мы их включаем. Но мы с вами знаем, я сейчас обращаюсь к членам Правительства, мы исходим из того, что их пока недостаточно. Нет пока целого набора от рождения и до окончания школы, а он должен у нас быть. Я об этом говорил уже неоднократно и просил Правительство над этим поработать. Но дело не в этом. Это общие меры. А нам нужно подумать о специфических мерах поддержки семей с детьми именно на Дальнем Востоке. Для чего? Вот как мы создаём в экономике наиболее привлекательные условия, для того чтобы сюда вкладывали капиталы, так же нужно создавать условия и для семей, чтобы было привлекательным заводить детей именно здесь, а не на каких-то других территориях. Не как везде. Здесь должно быть привлекательнее. Поэтому надо над этим тоже подумать. Я вас прошу всё-таки не сбрасывать со счетов эти предложения, а их проработать.

Мы не закладывали это в план нашей сегодняшней работы. Тем не менее я бы хотел Дмитрия Николаевича Патрушева спросить, предоставить ему слово по поводу того, что происходит в его епархии, в сельском хозяйстве. Здесь, на Дальнем Востоке, конечно.

Пожалуйста.

Д.Патрушев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые участники совещания!

Я несколько слов скажу о том, что происходит в АПК Дальнего Востока. Индекс производства сельхозпродукции в 2020 году предварительно составил 102,4 процента, по итогам шести месяцев текущего года динамику мы видим не столь серьёзную, тем не менее она тоже положительная.

Что очень важно, в первом полугодии мы фиксируем увеличение средней зарплаты в сельском хозяйстве Дальневосточного федерального округа – свыше 38 тысяч рублей, это выше среднероссийских значений.

Владимир Владимирович, сейчас в ДФО идёт уборка урожая, зерновые уже обмолочены на трети площадей. По сравнению с прошлым годом отмечаем небольшой рост их урожайности. Аналогичная позитивная тенденция наблюдается в производстве овощей, которых собрано более 11 тысяч тонн. Для ДФО это актуальный вопрос, потому что не всегда у нас этот регион обеспечен собственными овощами. Мы завозим из Китая, из других регионов Российской Федерации завозим. Тем не менее мы видим, что уборка идёт по овощам, и достаточно позитивно.

По итогам 2021 года планируем, что зерна в ДФО будет собрано около одного миллиона тонн, сои – порядка 1,5 миллиона тонн. Дальний Восток – это один из основных производителей сои у нас на территории.

В целом по основным сельхозкультурам рассчитываем выйти на уровень прошлого года, несмотря на неблагоприятные погодные условия.

Уважаемый Владимир Владимирович, ещё скажу несколько слов по поводу режима ЧС, который вводился в пяти регионах Дальневосточного федерального округа. Субъекты оценивают ущерб сельскому хозяйству на уровне 830 миллионов рублей. Мы провели оценку по этим субъектам – за исключением Еврейской автономной области, пока не предоставили документы – и подтверждаем ущерб в 776,3 миллиона рублей.

Отмечу, что сейчас компенсация аграриям возможна за счёт возмещения по договорам страхования, заключённым с господдержкой. По пострадавшим территориям они, к сожалению, не заключались. Кроме того, компенсацию можно обеспечить из Резервного фонда Правительства.

Что касается животноводства. В первом полугодии производство скота и птицы выросло почти на 12 процентов и составило 92,5 тысячи тонн. Мы отмечаем небольшое снижение по молоку. К концу года прогнозируем прирост по ключевым показателям животноводства.

Владимир Владимирович, в текущем году в ДФО выросло производство мяса и субпродуктов больше чем на 40 процентов, крупы – на 37 процентов, растительного масла – на 7,3 процента. Ожидаем, что по итогам 2021 года показатели пищевой и перерабатывающей промышленности по основным видам продукции будут на уровне прошлого года.

Что касается господдержки, об этом тоже много сегодня говорили. В текущем году по нашей линии предусмотрено 9 миллиардов рублей – это на 1,5 миллиарда больше, чем годом ранее. Системная поддержка отрасли позволяет наращивать производственные показатели. Вам сегодня были представлены новые проекты в сфере сельского хозяйства, которые будут запущены на территории Дальневосточного федерального округа. В частности, индекс сельхозпроизводства в 2019 году составлял 92,4 процента, в 2020 году – уже 102,4 процента.

Также, Владимир Владимирович, хотел бы отметить, что мы с Миндальвостока договорились, что с 2022 года будет реализован механизм возмещения капитальных затрат на строительство теплиц, для того чтобы выращивать свои овощи и обеспечивать граждан Дальневосточного федерального округа своими овощами закрытого грунта. Надеемся, что это повысит обеспеченность овощной продукцией и снизит импорт, о котором я говорил ранее.

Кроме того, в рамках субсидирования тарифов на транспортировку сельхозпродукции для регионов ДФО также предусмотрены преференции. Это в том числе круглогодичные льготные тарифы для перевозки на Дальний Восток удобрений, зерна, овощей, и в то же время на 100 процентов субсидируются тарифы на вывоз из округа продукции, производимой здесь в избытке, в том числе соевых бобов, рыбы и рыбной продукции.

Также в рамках госпрограммы АПК для регионов Дальнего Востока установлены повышающие коэффициенты при предоставлении средств из федерального бюджета.

Владимир Владимирович, на этом я, наверное, завершу. Коротко так у нас обстоят дела с развитием агропромышленного комплекса на Дальнем Востоке.

В.Путин: Дмитрий Николаевич, какие, по Вашему мнению, наиболее пострадавшие от стихийных бедствий регионы Дальнего Востока?

Д.Патрушев: Это, соответственно, Амурская область, Еврейский автономный округ, Республика Саха – Якутия, Забайкальский и Хабаровский края.

В.Путин: Василий Александрович Орлов, как вы ощущаете поддержку со стороны Министерства?

В.Орлов: Добрый вечер, глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Поддержку со стороны Министерства ощущаем, работа у нас слаженная с Министерством идёт, заявку подали.

У нас были две волны. Первая волна – это конец июня – начало июля. Все осмечено, более 50 тысяч гектаров под списание, потому что иногда после схода воды ещё есть возможность какую-то часть урожая собрать, но по первой волне собирать было абсолютно нечего, поэтому полностью под списание.

По второй волне у нас, к сожалению, ещё в Архаринском районе не во все поля может зайти комиссия, везде вода стоит. Поэтому чуть позже мы дополнительно в Минсельхоз обратимся.

Но в целом у нас с коллегами очень конструктивные взаимоотношения, они всегда идут нам навстречу.

Ещё один вопрос, Владимир Владимирович, прозвучал сейчас косвенно в докладе Дмитрия Николаевича. Тема на самом деле очень важная, касается страхования сельхозтоваропроизводителей. Эта тема, к сожалению, звучит очень красиво, но по факту не работает. Достаточно большие средства нужны сельхозтоваропроизводителям на страхование. Страховые компании делают всё возможное для того, чтобы в случае наступления страхового случая эти средства не выплачивать. Поэтому, на мой взгляд, то, что касается ЧС – и в отношении страхования сельхозтоваропроизводителей, и в отношении домохозяйств (тоже эта тема сегодня звучит, что надо страховать жильё, находящееся в зоне риска), – это отдельная тема для обдумывания, для дискуссии. Мы готовы включиться, проанализировать причину и дать предложения.

Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, Дмитрий Николаевич, прошу Вас иметь в виду, что в некоторых регионах, как в Амурской области, пока не готовы коллеги к тому, чтобы представить необходимый объём документов для реализации мер поддержки и получения мер поддержки. Поэтому прошу Вас иметь это в виду и оперативно отреагировать в тот момент, когда эти документы будут подготовлены.

А коллег в регионах прошу самым внимательным образом отнестись к сегодняшней ситуации и самым оперативным образом реагировать на то, что происходит, – вовремя всё посчитать и вовремя представить в Правительство и в Минсельхоз.

Что касается страхования. Мы уже обсуждаем это не один год, поэтому если есть у Вас дельные предложения, представьте их как можно быстрее, мы тоже заложим это в проект поручений.

Теперь вопрос по промышленности. Денис Валентинович у нас на связи сегодня?

Д.Мантуров: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: Пожалуйста, по основным направлениям, которыми мы занимались с Вами в последние годы: судостроение, авиастроение, космонавтика, некоторые другие.

Пожалуйста, прошу.

Д.Мантуров: Я бы хотел поделиться цифрами, результатами за прошедшие семь месяцев по ДФО. Рост по обрабатывающей промышленности составил 106,4 процента. Основной рост пришёлся на Республику Бурятия – 130 процентов – и Приморский край – 115 процентов. В основном у всех в достаточно хорошем плюсе, за исключением буквально нескольких регионов.

Вчера был на Камчатке на предприятии, которое запускает строительство шести рыболовецких судов. 20 лет предприятие стояло в полностью разрушенном положении. За счёт тех инструментов поддержки, которые Вами были приняты, также и Юрий Петрович обозначал, могу подтвердить, что на деле это уже работает. Помимо крупных рыболовецких судов, которые строятся, это суда длиной по 26 метров, тем не менее это заказ до 2024 года, и коллеги будут вкладывать средства в дальнейшее развитие, в том числе для судоремонта.

Одновременно хотел бы обратиться с предложением отменить НДС на услуги по ремонту и обслуживаю гражданских рыболовецких судов. Для чего? Сегодня основной объём ремонта рыболовецких судов приходится на Корею и Японию. Рыболовецкие компании отправляют свой флот для ремонта туда, хотя это можно было бы делать в России на дальневосточных верфях. Как один из примеров, на Камчатке компания готова развивать мощности, но для этого нужна мотивация, чтобы у нас были конкурентоспособные условия.

Я думаю, что это разумно, более того, это не уменьшение налоговой базы, потому что сегодня данных объёмов налогов не поступает, все эти заказы уходят за рубеж. Если Вы поддержите, мы с Минфином продолжим работу и далее. Надеюсь, что найдём поддержку.

Отрадно то, что [развиваются] не только крупные проекты, о которых сказал Юрий Петрович (горная металлургия, то, что развивается сегодня на Дальнем Востоке, восполнение в первую очередь тех ресурсов, которые активно добывают в стране). Хотел сказать, что и проекты малого и среднего размера активно развиваются. Буквально вчера с губернатором Камчатки посетили предприятие, которое производит капсулы «Омега-3», причём это не просто рыбий жир, а рыбный жир. Узнал теперь, в чём разница: это когда из дикого лосося, только из головной части, из мышечной получают составляющие. Это экологически чистый продукт, он оставляется в школы в Камчатском крае. Думаю, что все коллеги Дальневосточного округа поддержат это и тоже будут распространять. Это полезно и поддерживает детей, особенно на этапе их развития. Для взрослых это тоже важно. Думаю, что по России это будет хорошим примером.

Владимир Владимирович, мы сегодня имеем хорошую загрузку по судостроительным предприятиям, по авиации благодаря тем решениям, которые были приняты на МАКС-2021. Понимаем чёткую картину до 2030 года. С Минфином все параметры согласовали. Исходим из того, что остаётся произвести и поставить непосредственно в авиакомпании.

Хотел бы сказать, что помимо тех отраслей, которые Вы обозначили – судостроение, авиация, – рассчитано, что в регионах будет создаваться промышленная инфраструктура в виде индустриальных парков, что всегда предпринимателю будет проще приходить на подготовленную промышленную инфраструктуру, а не в голое поле. Это всегда сложнее.

Часть регионов сегодня уже создали индустриальные парки, зарегистрировали их и получают государственную поддержку. Рассчитываем на то, что эта инициатива получит одобрение всех дальневосточных регионов, для того чтобы воспользоваться теми мерами поддержки, которые у нас сегодня есть.

Если это региональные инвестиции на создание инфраструктуры, то мы 100 процентов компенсируем через федеральные налоги, которые будут уплачиваться резидентами. Буквально на днях Правительством принято решение, что теперь частный инвестор, создав индустриальный парк, может получить до 50 процентов возмещения за счёт федеральных налогов, которые резиденты будут выплачивать. Я думаю, это будет хорошим подспорьем, будет создаваться больше предприятий малого и среднего бизнеса.

Также рассчитываем на то, что регионы будут активно заявлять о получении льготных займов в Фонде развития промышленности, создавая при этом региональные фонды и у себя. В частности, мы сегодня с Айсеном [Николаевым] говорили о создании в Сахе (Якутия) на базе своих региональных фондов предпринимательства фонды, аналогичные федеральному. Они созданы уже в 70 субъектах. Надеюсь, что дальневосточные регионы также будут завершать эту работу и учреждать их у себя.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо, ладно. Вопросы космодрома Восточный обсудим на месте.

Антон Германович, попрошу Вас тоже вместе с коллегами пообсуждать вопросы, связанные со снятием НДС в сфере судоремонта. Сейчас не нужно отвечать, просто посмотрите повнимательней. Естественно, очень хотелось бы, чтобы объём заказов, который сейчас размещается за границей, был размещён на наших верфях, на территории Российской Федерации. Нам это направление деятельности на Дальнем Востоке – судостроение, судоремонт – нужно, безусловно, поддерживать.

Теперь хотел бы предоставить слово Валерию Николаевичу Фалькову с вопросом о том, как себя чувствуют здесь соответствующие институты Академии наук, высшая школа.

Пожалуйста.

В.Фальков: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

В Год науки и технологий мы уделяем особое внимание как научному направлению, так и в части высшего образования. Я в первую очередь хочу проинформировать о том, как себя «чувствует» высшее образование на Дальнем Востоке.

В соответствии с Вашим поручением мы ежегодно увеличиваем, начиная с 2020 года, количество бюджетных мест. Причём это касается всех без исключения субъектов Российской Федерации. В частности, в 2019 году, до того момента, пока Вами было сформулировано соответствующее поручение, у нас здесь было 26,5 тысячи бюджетных мест. Уже в этом году мы дали сюда 29 338 бюджетных мест, и на будущий год будет больше – 30 660 мест.

Большой спрос у молодёжи, было соответствующее Ваше поручение, на сетевые программы. Молодёжь хотела бы попробовать свои силы, обучаясь здесь, одновременно учиться в ведущих российских университетах.

В этом году мы впервые реализовали очень интересную программу в интересах Дальнего Востока. Два наших ведущих университета – Дальневосточный федеральный университет и Санкт-Петербургский государственный морской технический университет – по четырём программам (по одной программе бакалавриата и по трём программам магистратуры) приняли первых студентов, которые проживают здесь, на Дальнем Востоке. Первую часть нормативного срока обучения они будут учиться в лучшем Техническом морском университете в Санкт-Петербурге, а практику будут проходить здесь, в частности на предприятии «Роснефти». «Роснефть» тоже участвует в этом проекте, помогает нам со студенческой мобильностью, трудоустройство берёт также на себя «Роснефть», поскольку это целевые форматы. Здесь же, на базе Дальневосточного федерального университета, эти студенты завершат обучение, а в летнее время будут на базе военных учебных центров (Тихоокеанский флот предоставляет такие возможности) получать ещё и дополнительное военное образование. Это то, что касается высшего образования.

Дополнительно к тому, чтобы высшее образование было доступным, Вы ставили задачу, чтобы оно было качественным. Я докладывал Вам весной о том, что с Вашей поддержкой мы запустили большую десятилетнюю программу «Приритет-2030». Заявки поданы, и буквально 10 сентября мы стартуем, отбираем, в том числе много заявок, достаточное количество, от ведущих дальневосточных университетов.

Отдельно, чуть позже, где-то к ноябрю мы Вас проинформируем о том, как состоялся этот отбор. Уже очевидно, что часть вузов получит и специальную часть грантов, и базовые гранты, а там хорошие средства – до одного миллиарда рублей на каждый университет.

Честно сказать, мы пошли дальше, и в течение 2020 года по инициативе коллег из субъектов – а в данном случае, как Вы поставили задачу, мы работаем не трафаретно, а с каждым субъектом отдельно – разработали специальную программу поддержки дальневосточных университетов. Мы уже обсудили её с ректорским сообществом, с коллегами из Государственной Думы и Совета Федерации. Она достаточно хорошая. Опять же с учётом специфики Дальнего Востока мы постараемся на будущий год эту программу отдельно запустить.

Что касается науки, то наиболее значимые мероприятия, которые по Вашему поручению мы реализуем, на наш взгляд, позволят комфортно себя чувствовать и институтам Академии наук, и коллективам. В частности, в рамках 15 научно-образовательных центров, которые мы отобрали (в этом году завершили отбор, последнюю «пятёрку»), в их число попал межрегиональный научно-образовательный центр «Север: территория устойчивого развития», где «коренником», то есть заглавным субъектом, выступает Северо-Восточный федеральный университет и Якутия, но уникальность этого научно-образовательного центра в том, что там участвует и Магадан, и Камчатка, и Сахалинская область.

Что касается Камчатки, с учётом событий прошлого года мы разработали специальную программу изучения, исследовательскую программу по Камчатке, и в этом году начинаем её реализовывать.

Наконец, в рамках национального проекта «Наука и университеты» – мне кажется, об этом тоже стоит сказать, – мы впервые за последнее десятилетие в 2020 году по Вашему поручению спроектировали два новых научно-исследовательских судна неограниченного района плавания и разместили этот заказ на предприятии «Роснефти». Здесь, в Приморском крае, послезавтра, 4 сентября, состоится официальная церемония, так называемая официальная резка металла. Мы уверены, что к завершению реализации национального проекта к 2024 году наш научно-исследовательский флот пополнится двумя новейшими судами, которые, конечно, значительно нас усилят в Мировом океане.

И последнее. На Петербургском экономическом форуме весной Вы уделили ключевое внимание вопросам экологии и климатических вызовов. Я докладывал Вам весной, мы к концу года завершим наш пилотный проект по созданию семи первых карбоновых полигонов в семи разных регионах страны, начиная от Калининграда и до Сахалина. Надо сказать, вся территория субъекта Сахалинской области является экспериментальной, мы это прекрасно знаем, в том числе мы один из таких полигонов создаём вместе с Валерием Игоревичем и с коллегами.

Вот, пожалуй, по основным наиболее значимым крупным мероприятиям и Вашим поручениям.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо.

А всё-таки для институтов Академии наук, которые занимаются биологией морей и так далее, мы же здесь для них создавали дополнительные возможности для их работы. Они используются, развиваются?

В.Фальков: Мы совместно с Российской академией наук, с Александром Михайловичем, с коллегами из президиума в данном случае помогаем полностью. Я сейчас как раз здесь нахожусь, внимательно с коллегами посмотрю, повстречаюсь, но здесь основной вектор – это объединение усилий наших университетов и научных организаций.

В.Путин: Посмотрите обязательно.

В.Фальков: Да, спасибо, Владимир Владимирович, обязательно посмотрю.

В.Путин: Договорились, спасибо.

Ольга Борисовна, мне Марат Шакирзянович регулярно докладывает, как идёт строительство четырёх крупных культурных центров в четырёх городах: Калининграде, Севастополе, Кемерово и здесь, на Дальнем Востоке.

Надо постепенно готовиться к тому, чтобы их запускать. Это большая работа, связанная со своевременной организацией административной стороны дела, с подбором и подготовкой кадров и так далее. Вы как-то думаете об этом применительно, скажем, к Владивостоку?

О.Любимова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Действительно, одна из основных наших проблем – низкий уровень обеспеченности учреждений культуры квалифицированными кадрами в Дальневосточном федеральном округе.

Для решения данной проблемы в Приморском крае создаются филиалы будущих образовательных учреждений. У нас уже функционируют филиалы и Центральной музыкальной школы, и Московской государственной академии хореографии, открыта Школа креативных индустрий на базе филиала Российского государственного института сценических искусств. А после сдачи новых зданий для данных образовательных учреждений появится возможность для увеличения контингента учащихся.

Кроме того, на базе Дальневосточного института искусств создан Центр непрерывного образования, в котором повышают свою квалификацию работники сферы культуры. Сейчас на 2021 год прошли переподготовку уже 1694 работника, а до конца года должны пройти 2657 человек.

Мы прекрасно понимаем, что это наши большие объекты. Конечно, нам очень важно, чтобы там трудились уже молодые региональные специалисты. У нас очень интересная программа вместе с Третьяковской галереей для наших молодых будущих сотрудников музеев. Уже сейчас наши ведущие команды, тоже очень молодые, креативные ребята, регулярно выезжают в регионы, трудятся вместе с только начинающими будущими специалистами в области музейного дела, они вместе работают уже сейчас во Владивостоке.

Что же касается наших основных задач, работ, помимо всего прочего это, конечно же, наш национальный проект «Культура». В рамках национального проекта в период с 2019 по 2024 год регионам Дальневосточного федерального округа предусмотрено финансирование в объёме 5,9 миллиарда рублей – это около 10,5 процента от общего объёма распределяемых субсидий субъектам Российской Федерации. По итогам 2019 и 2020 годов все показатели нацпроекта выполнены, кассовое исполнение субъектов Дальневосточного федерального округа составило 96 процентов.

Мы находимся в ежедневном контакте со всеми регионами. Прошлый год показал, что это возможно, если выстроены эффективные системы взаимодействия с регионами и существует контроль по всей цепочке – от федерального центра к субъекту и далее к муниципалитету, к населённому пункту, к конкретному учреждению культуры.

При поступлении заявок на 2022 год в рамках нацпроекта мы рассматривали предложения Дальнего Востока в приоритетном порядке. До 2024 года на сферу культуры будет выделено более 11 миллиардов рублей. Наши приоритетные направления – это совсем маленькие сельские населённые пункты с численностью населения до 500 человек – это обслуживание нашими передвижными культурными центрами, автоклубами. В сельском населённом пункте с численностью населения от 500 человек – это наличие дома культуры. С численностью населения от 1000 человек – это библиотеки обязательно с детским отделением. С численностью населения от трёх тысяч человек – это обязательно кинозалы. А в городском населённом пункте, когда численность населения уже 10 тысяч человек, – это и дом культуры, и библиотека, и кинозал, и музей. Когда начинается от 30 тысяч человек – это обязательно дополнительно парк культуры и отдыха. Поэтому по этим направлениям трудимся.

И последнее, что хотела добавить. Конечно, у нас большая радость – это строчка по детским школам искусств. У нас в 2021 году 21 школа будет оснащена, а в 2022 году – уже 40.

И по ДК. В 2021 году – 34 дома культуры, а в 2022 году – уже 84. То есть мы фиксируем рост в два-три раза и интерес, что самое главное, со стороны наших коллег из регионов, чему, конечно, мы очень рады.

Спасибо.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Будем потихонечку заканчивать. Вот что я хотел бы сказать в завершение нашей сегодняшней встречи, сегодняшнего совещания. Уже упоминал об этом, скажу ещё раз. Россия осваивает эти территории достаточно давно, и делает это силами наших выдающихся предшественников, наших выдающихся сограждан прошлых веков, усилиями многих миллионов наших предков. Делает это осмысленно и целенаправленно, потому что эти территории, этот дальневосточный регион для России имеет колоссальное значение в силу своего колоссального потенциала. Это совершенно очевидная вещь. Я сейчас уже не говорю о Северном морском пути, об этих арктических территориях. Но те районы, в которых мы сейчас находимся или которые представлены руководителями соответствующих регионов, тоже об этом говорят.

Наша задача не только в том, чтобы сохранить всё, что было сделано нашими предшественниками, а приумножить, и приумножить многократно. Имею в виду, что это территории, безусловно, очень перспективные. Смотрите, как развивается экономика, как развиваются страны Азиатского региона. У России есть такая счастливая возможность, развивая эти территории, быть частью этого бурно развивающегося мира. Поэтому мы с вами именно в силу всех этих обстоятельств и запустили те программы развития, которые сейчас только-только разворачиваются. Правда, результаты уже есть, я согласен, уже есть заметный позитив. Но для того, чтобы эти позитивные темпы сохранить, нам нужно с вами осмысленно, напряжённо, целенаправленно работать над достижением тех рубежей, которые нами обозначены, достижением тех целей, которые мы перед собой ставим.

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнее содержательное обсуждение всех вопросов, которые были подняты. Хочу вас попросить поучаствовать в подготовке поручений, с тем чтобы обозначить реперные точки движения вперёд по всем тем направлениям, которые были сегодня обозначены в ходе нашей работы.

Спасибо большое.

2 сентября 2021 года, Приморский край, остров Русский