Настройки отображения

Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения

Настройки

Президент России — официальный сайт

Документ   /

Совместная пресс-конференция с премьер-министром Италии Джузеппе Конте

4 июля 2019 года, Рим

Дж.Конте (как переведено)Добрый вечер всем!

Я очень рад представившейся возможности встречать сегодня здесь, в Риме, Президента Российской Федерации Владимира Путина. Последний его визит в Италию проходил в 2015 году, четыре года назад. И я рад представившейся возможности с таким же гостеприимством его встречать, как он встречал меня в октябре [2018 года], когда я приезжал в Москву.

Я выразил и подтверждаю близость мою и итальянского правительства, итальянского народа, выразил соболезнования в связи со смертью 14 подводников, которые были на борту российской подводной лодки, и в отношении десятков жертв, вызванных наводнением.

Наша встреча была очень позитивной, очень сердечной. Наша работа будет продолжена через некоторое время, потому что мы переедем на другую площадку, где будет проходить ужин, в рамках которого мы встретимся со многими представителями гражданского общества, потому что, как вы знаете, совсем недавно в Министерстве иностранных дел завершился форум по линии гражданских обществ, и они в рамках своей встречи подтвердили связь между нашими странами на всех уровнях.

С Президентом России Владимиром Путиным мы подчеркнули превосходные отношения наших стран, несмотря на то что есть ещё те условия, которые связаны с европейскими санкциями в отношении Российской Федерации. Момент очень сложный, глобальный.

Двусторонние отношения между Италией и Россией отвечают взаимным интересам наших стран. Италия является вторым производителем в Европе и не должна бояться глобализации, и должна воспользоваться всеми возможностями. А Россия, конечно, предлагает важнейшие возможности для наших компаний и предприятий.

Хочу напомнить только два факта: Россия является пятым внеевропейским рынком для нашего экспорта, где работают 500 итальянских компаний и предприятий. В 2017 году было отмечено возвращение оборота нашего экспорта к росту, который укрепился в 2018 году, но всё больше и больше мы можем работать в этом направлении.

Совместная возможность создания инвестиционной платформы Cassa Depositi e Prestiti и российского партнёра могла бы дать возможность нам оказать новую поддержку итальянским компаниям, желающим работать в самых различных сферах, придавая особую значимость малым и средним предприятиям и инновационным стартапам.

У нас также отличное сотрудничество в культурной и научной областях. Я напомнил Президенту Путину, что высоко ценю тот факт, что запрос на изучение итальянского языка в России очень высок. 50 школ уже стали местом изучения итальянского языка, он также изучается в центрах, университетах. Мы также сотрудничаем с университетами в различных сферах.

Это стало также возможностью для того, чтобы обговорить вопросы международного характера, представляющие интерес. Очевидно, что Россия играет фундаментальную, важную роль в ответе на глобальные вызовы, которые угрожают как Европе, так и России и всему миру.

Мы в рамках встречи в Осаке, в рамках G20, говорили о том, что считаем, что Москва является важнейшим субъектом в нахождении решений главных региональных принципов. С Президентом Путиным мы говорили, что эти решения должны быть устойчивы и должны быть в первую очередь политического характера. Поэтому мы намерены опираться на конструктивные решения и сотрудничество с Россией во всех международных контекстах вместе с нашими партнёрами.

Мы говорили о Ливии в частности. Мы говорили о том, что угроза стабильности, сбалансированности может привести к дальнейшей эскалации ситуации, которая может привести к гуманитарному кризису, внедрению террористической составляющей и опасности энергетическим структурам.

Говорили о необходимости продолжать поддерживать роль Организации Объединённых Наций, работать вместе, для того чтобы пытаться найти возможность быстрого перехода к переговорному процессу. Мы уверены, что необходим политический процесс инклюзивного характера, в который вовлечено объединённое международное сообщество, для того чтобы немедленно прекратить огонь и добиться длительного периода мирного развития для Ливии.

Говорили о сирийском кризисе: учитывая географическую близость к нам Сирии и широту влияния [кризиса] на наш регион, эта тема является центральной и важной для Италии. Необходимо найти долгосрочное решение для этого кризиса путём инклюзивного политического прагматического решения, которое соответствует резолюции Совета Безопасности Организации Объединённых Наций 2254. Надеемся, что вместе с посланником ООН Педерсеном мы можем вовлекать в диалог всех участников.

В этом духе мы разделяем также и вопросы, касающиеся кризиса на Украине, который должен быть разрешён как можно быстрее, где сейчас обсуждаются фундаментальные отношения между Европейским союзом и Россией. Продолжение этого спорного вопроса может привести к потере багажа доверия и использования правил, которые созрели в рамках 25‑летнего диалога.

Сейчас нет альтернативы полнейшему применению условий минских соглашений. И я хочу подтвердить, что Италия считает, что нормандская группа является очень важной, так же как и трёхсторонняя [контактная группа] в рамках ОБСЕ. По нашему мнению, новый президентский мандат, предоставленный народом Зеленскому, даёт новые возможности в этом смысле, и это нужно использовать.

Мы говорили также о ДРСМД, о ракетах средней и меньшей дальности, и считаем, что все должны делать всё необходимое, для того чтобы внести свой вклад, чтобы можно было достичь по возможности решения задачи использования этих договорённостей в рамках диалога. Решение этого вопроса является важнейшим элементом.

В.Путин: Уважаемый господин Председатель правительства! Дамы и господа!

Я полностью согласен с моим коллегой господином Джузеппе Конте, с оценками, которые он дал нашим переговорам. Они действительно были деловыми и конструктивными. Это относится и к обстоятельной беседе с Президентом Итальянской Республики господином Серджо Маттареллой.

В ходе визита подробно рассмотрен весь комплекс вопросов двустороннего сотрудничества, затронут ряд международных и региональных вопросов.

Российско-итальянские отношения традиционно носят взаимовыгодный характер. Поддерживается политический диалог. Мы принимали господина Конте в Москве в 2018 году с удовольствием. В апреле текущего года у нас была встреча в Пекине. И совсем недавно «на ногах» поговорили в Японии. Налажено взаимодействие по линии правительств, парламентов, деловых и общественных кругов.

На переговорах значительное внимание уделили теме экономического сотрудничества. Италия – наш важный торговый партнёр. В 2018 году товарооборот увеличился почти на 13 процентов, до 27 миллиардов долларов. Вместе с тем напомню, что в 2013 году оборот составлял 54 миллиарда долларов. Нам есть к чему стремиться.

Накопленные встречные капиталовложения достигли 7,5 миллиарда долларов. На российском рынке, как сказал Председатель правительства, представлено порядка 500 итальянских фирм и банковских организаций. Активно работает Российско‑итальянский совет по экономическому, промышленному и валютно‑финансовому сотрудничеству. Солидным было и участие капитанов итальянского бизнеса на недавнем Петербургском экономическом форуме. Рассчитываем, что на следующий год Италия станет страной – партнёром крупной международной промышленной выставки ИННОПРОМ‑2020, которая пройдет в России, в городе Екатеринбурге.

Нашими государствами накоплен большой, богатый опыт взаимодействия в энергетике: пятьдесят лет назад был заключён первый контракт на поставку природного газа в Итальянскую Республику. Россия является крупнейшим экспортёром газа на итальянский рынок. В прошлом году потребителям из Италии поставлено почти 23 миллиарда кубических метров, что составляет 35 процентов потребности экономики страны.

Итальянские финансы и технологии задействованы в реализации российских энергетических проектов «Ямал‑СПГ» и «Арктик‑СПГ‑2», в строительстве Амурского газоперерабатывающего завода. Совместно разрабатываются нефтегазовые месторождения на территории России и в третьих странах. Хочу отметить, что счёт инвестициям идёт на миллиарды долларов.

В числе крупных проектов – промышленная кооперация. Отмечу строительство завода по производству аммиака в Ленинградской области, который введён в эксплуатацию месяц назад. Инвестиции составили миллиард долларов. На полную мощность выходит российско‑итальянское предприятие по изготовлению электродвигателей в Челябинске.

Итальянские компании принимают активное участие в инфраструктурных проектах. Это крупное дорожное строительство на северо‑западе страны, на юге России.

Расширяются двусторонние связи в области высоких технологий. Разработана программа сотрудничества до 2023 года, согласно которой российские и итальянские научно‑исследовательские институты будут взаимодействовать в таких сферах, как генетика, медицина, фармацевтика.

Завершается подготовка к запланированному совсем скоро, 20 июля, полёту на Международную космическую станцию итальянского космонавта.

Важной составляющей российско‑итальянских отношений являются культурно‑гуманитарные связи. Россия оказала содействие в восстановлении города Аквилы после разрушительного землетрясения 2009 года. В частности, с нашей помощью отреставрированы уникальные объекты культурного наследия: дворец Ардингелли и церковь святого Григория. Ожидаем, что в ноябре делегация Италии приедет на Санкт‑Петербургский международный культурный форум.

Налаживаются контакты между Государственным Эрмитажем и муниципалитетом Венеции. Продолжается сотрудничество по линии научного и культурного центра «Эрмитаж – Италия».

Пользуясь случаем, хотел бы поздравить итальянских друзей с тем, что Италия получила право принять зимние Олимпийские игры в 2026 году. Готовы всячески содействовать их проведению, имея в виду наш недавний опыт проведения таких соревнований в Сочи.

Не могу не отметить, что Италия – одно из любимых туристических направлений для россиян. В прошлом году в вашей стране побывало более миллиона российских граждан. Увеличивается и число поездок итальянцев в Россию.

При обсуждении актуальных международных вопросов обменялись мнениями о перспективах отношений Россия – Европейский союз, которые, на наш взгляд, должны развиваться только на принципах равноправия, взаимного уважения, на базе подлинных общих интересов всех европейцев.

Договорились продолжать координацию по урегулированию в Ливии, господин Председатель уже об этом сказал, где, к сожалению, ухудшается обстановка, растёт террористическая активность, повышается число жертв.

По обоюдному мнению важно, чтобы ливийские военно‑политические силы установили режим прекращения огня, открыли канал диалога, приняли меры по восстановлению политического процесса с конечной целью преодоления раскола страны и формирования единых эффективных государственных институтов.

Конечно же, рассмотрели и положение дел в регионе в целом, поговорили об Украине.

Хотел бы также несколько слов сказать и о других состоявшихся сегодня мероприятиях.

В первой половине дня прошла встреча с Папой Римским Франциском, в ходе которой обсудили вопросы развития отношений России и Ватикана, договорились уделить особое внимание сотрудничеству в сфере культуры, образования и здравоохранения. Нами затрагивалась тема защиты христианского населения Ближнего Востока, гуманитарного содействия в Сирии. Важно, что позиции России и Ватикана созвучны в том, что касается защиты традиционных ценностей, продвижения межрелигиозного, межцивилизационного диалога.

Нам с господином Конте сегодня ещё предстоит встретиться с представителями Форума‑диалога гражданских обществ, который возобновил свою работу после шестилетнего перерыва. Форум призван способствовать расширению контактов между представителями общественности, науки, культуры, бизнеса. В заседании форума принимает участие большое количество видных предпринимателей из России и Италии. В целом имеем в виду всячески поддерживать форум, так чтобы его деятельность развивалась, а заседания проводились на регулярной основе.

И в заключение хочу поблагодарить всех итальянских друзей, коллег за совместную работу, за очень тёплый, душевный приём и гостеприимство.

Благодарю вас за внимание.

Вопрос (как переведено): Я бы хотел задать вопрос как господину Путину, так и господину Конте касательно торговых договоров, которые были подписаны с Китаем, тем более что США и некоторые европейские партнёры их критиковали.

Вопрос Президенту Путину: как Вы оцениваете назначение госпожи фон дер Ляйен на пост Председателя Еврокомиссии, учитывая, что она была противником политики России? И разочарованы ли Вы тем, что во время визита в США после встречи с Помпео Маттео Сальвини смягчил свою позицию, утвердив, что Россия должна совершить шаги вперёд, что касается Украины?

В.Путин: Мы уже привыкли к тому, что Россия должна сделать какие‑то шаги вперёд. Относимся к этому очень сдержанно, с пониманием.

Мы благодарны Италии за её позицию, которая заключается в том, что нужно восстановить в полноформатном режиме наши отношения с Евросоюзом. Мы видим усилия итальянского правительства на этом направлении, и мы за это благодарны. Мы понимаем, что Италия связана определёнными обязательствами в рамках различных интеграционных структур и в Европе, и в НАТО, поэтому у нас нет никаких особых претензий к нашим итальянским друзьям. Но мы надеемся на то, что Италия будет эту свою позицию высказывать последовательно, ясно и будет бороться за то, что неоднократно звучало публично, а именно: за полноформатное возвращение к нормальным отношениям между Россией и Европой в целом.

Что касается госпожи фон дер Ляйен: что же нам здесь давать какие‑то оценки? Оценки должны давать граждане европейских стран. Она была в последнее время Министром обороны, насколько нам всем известно. Как она проявит себя на новом месте, мы не знаем. Рассчитываем на то, что заинтересованность Европы в восстановлении полноформатных отношений с Россией будет иметь значение для будущего руководства Евросоюза.

Смотрите, у нас с Евросоюзом в 2013 году торговый оборот был 450 миллиардов долларов, сейчас – 279, по‑моему. Где эти миллиарды недостающие, 150 миллиардов, где они? Я вам скажу: это недополученные доходы не только наши, но и европейских стран, в том числе Италии. Это значит, что европейские страны не поставили на наш рынок в миллиардах исчисляемые товары. Это значит, что не созданы новые либо утрачены бывшие рабочие места, люди не получили заработную плату, не поступили налоги во все уровни бюджетной системы – вот что это значит. Это ущерб для всех нас.

Поэтому надеюсь, что новое руководство Европы будет иметь это в виду и соответствующим образом будет выстраивать отношения с Россией. Мы со своей стороны готовы к тому, чтобы пройти ту часть пути, которая от нас зависит.

Но, повторяю ещё раз, я говорил сегодня об этом на встрече с итальянскими друзьями: нельзя всё время требовать от России исполнения, скажем, тех же минских соглашений – даже в той части, которая от нас вообще никак не зависит. Минские соглашения требуют, например, полного восстановления экономических отношений Донбасса и Украины. Нужно прежде всего отменить указ бывшего президента Порошенко об этой блокаде. Он же прямо противоречит минским соглашениям. Но почему вы никогда не спрашиваете наших украинских партнёров: когда вы это сделаете? Мы же не можем это сделать за них. Ну давайте я издам этот указ, что это будет тогда? Или надо принять решение об амнистии: закон принят – не подписан президентом. Это прямо записано в минских соглашениях. И так далее. Давайте спокойно разберёмся, кто, что должен сделать, и не будем перекладывать всю ответственность на одну из сторон.

Кроме того, вновь избранный Президент действительно получил большой мандат доверия от украинского народа, всё время говорил о том, что он готов урегулировать эту проблему, готов вступить в диалог со всеми, от кого это зависит. Теперь, будучи в Европе, вдруг объявил, что не хочет разговаривать с сепаратистами, то есть как раз с теми людьми, с которыми он должен наладить прямой диалог в Донбассе. Но, наверное, это тоже не вяжется с тем, что говорилось в ходе предвыборной кампании.

Дождёмся окончания предвыборной кампании в парламент Украины, посмотрим, что будет происходить в реальной жизни.

По поводу переговоров между Китаем и Соединёнными Штатами по торговым вопросам: мы очень хотим, чтобы была достигнута договорённость, которая устраивала бы обе стороны. Мы не участники этого процесса, но мы с уверенностью можем сказать, что если договорённость не будет достигнута – и это не наше мнение, это мнение международных экспертов, крупнейших международных организаций, – то мы все пострадаем, вся мировая экономика пострадает. На 17 процентов к 2024 году, если всё будет продолжаться так, как идёт сегодня, снизится мировая торговля, на два процента снизится мировой ВВП. Это будет плохо для всех.

Поэтому, мне кажется, нужно сделать всё, для того чтобы договорённости были достигнуты. И политика политически мотивированных ограничений, санкций, введения в одностороннем порядке тарифов, она должна быть прекращена. Нужно уметь договариваться.

Я знаю позицию китайского руководства. Китайское руководство проявляет достаточно гибкости, для того чтобы выйти на договорённости. Посмотрим, к чему это приведёт в реальной жизни.

Дж.Конте: Просто реплика, что касается соглашений и как раз меморандумов о взаимопонимании, которые Италия заключила с Китаем.

Мы об этом сегодня не говорили. Не говорили потому, что, наверное, вы помните, что мы с Президентом Путиным участвовали в Пекине в работе форума о новом Шёлковом пути. Мы обсудили эту новую инфраструктуру и возможности участия в этом проекте Италии в том числе.

Что касается санкций к России, я просто хочу сказать, что моё правительство всегда занимало очень линейную позицию с самого первого момента и так же будет продолжать настаивать на этой позиции. Я всегда очень чётко выражал свою позицию.

Мы считаем, что санкции не являются целью. Мы считаем, что санкционный режим будет иметь переходной характер, и Италия как страна будет работать, для того чтобы создались предпосылки для преодоления этого состояния взаимоотношений между Италией и Россией, Евросоюзом и Россией. Это уже такое состояние, которое не играет в пользу России, в пользу Евросоюза, в пользу Италии, которая иначе смогла бы улучшить свои экономические и торговые отношения.

Для достижения нашей цели, как я уже говорил, необходимо создать предпосылки, необходимо, чтобы созрели условия и обстоятельства. Мы будем работать для этой цели. Мы не вовлечены напрямую в «нормандский формат», например, но мы всегда готовы участвовать в обеспечении предпосылок для более эффективного диалога. Завтра как раз будет проходить Совет НАТО – Россия, и в перспективе просто желаем, чтобы появились предпосылки для проведения форумов и диалогов между Евросоюзом и Россией.

Вопрос: У меня вопрос к обоим лидерам, если можно, я продолжу вопрос моего итальянского коллеги по поводу отношений России и Евросоюза.

Вы говорили уже о том, что есть необходимость изменения отношений, и в принципе об этой необходимости говорят многие страны. Есть ряд решений, которые тоже подчёркивают, что ситуация изменилась, в частности, ситуация в ПАСЕ.

На Ваш взгляд, с учётом изменений в Брюсселе, с учётом того что приходит новый руководитель Еврокомиссии и ряда других европейских ведомств, есть ли сейчас шанс изменить ситуацию, есть ли перспектива этого?

И у меня вопрос к итальянскому премьер‑министру: насколько большую роль готова сыграть в этом вопросе Италия? Возможно, какую‑то более важную, более ведущую роль, роль локомотива?

Спасибо.

В.Путин: Ведь не от нас, не от России все зависит. Я уже говорил, что мы готовы проходить свою часть пути, если, конечно, не искусственно созданные трудности на этом пути будут перед нами стоять.

Шансы всегда есть, перспектива всегда есть. Мы естественные партнёры в целом ряде областей. Мы географически близки, у нас единый цивилизационный код, поэтому я не вижу таких непреодолимых препятствий на этом пути полного восстановления отношений. Но, повторяю, многое будет зависеть и от наших европейских партнёров.

Дж.Конте: Я позволю себе сказать, что когда Президент Путин, друг Владимир, говорит о том, что не всё от России зависит, – это слишком скромно, поскольку на самом деле Россия, для того чтобы преодолеть такую ситуацию, может сыграть большую роль.

Безусловно, как я уже говорил, необходимо создать условия для создания климата взаимного доверия, чтобы совершить шаги вперёд. Какую роль может сыграть Италия? Я уже говорил об этом. Италия не вовлечена непосредственно в работу нормандской группы, но я заявил во время встречи – и это касается тоже других европейских партнёров, – о том, что Италия склонна всегда к диалогу, к инклюзивному подходу, и в этой связи Италия сможет сыграть плодотворную роль в этой ситуации.

Каждый раз, когда мы приближаемся к сроку истечения санкций, мне всегда грустно, потому что продление санкций – это не та цель, которую я желаю себе, Италии и российским друзьям. Теперь перед нами ещё полугодие: увы, мы только что продлили на шесть месяцев санкции, и у нас впереди ещё время есть.

Вопрос (как переведено): Вопрос о Ливии. Сегодня Триполи заявил о том, что закроет лагерь по приёму беженцев. И Москва прогнозирует возможность гражданской войны в Ливии.

Президент Путин, в свете этого возможного сценария Россия будет продолжать поддерживать генерала Хафтара?

И вопрос господину Конте: как Италия готова решить такую возможную угрозу, когда ожидается восемь тысяч беженцев?

В.Путин: Мы обсуждали этот вопрос сегодня практически. И в Ватикане мы об этом говорили, и с Президентом, и с Председателем Совета министров Италии. Этот вопрос обсуждался многократно.

И вот что я бы хотел вначале сказать: вопрос по поводу того, что должна сделать Россия, что она будет или не будет делать, – это важный вопрос, но вообще‑то неплохо было бы вспомнить, с чего всё началось.

Кто разрушил государственность Ливии? Насколько я себе представляю, это было решение НАТО, европейские самолёты бомбили Ливию. Результат налицо – государственность Ливии уничтожена. На территории мы наблюдаем хаос и борьбу различных военизированных группировок. Я не думаю, что Россия здесь обязана вносить какой‑то решающий вклад в урегулирование. Давайте спросим тех, кто это сделал. Это первое.

Второе: мы не уклоняемся от этого, но мы не хотим погружаться в эту проблему с головой. Мы поддерживаем равные отношения как с правительством Сараджа, так и с господином Хафтаром. И тот, и другой бывали в Москве, так же как и тот, и другой бывали в Риме.

Мы считаем, что нужно – я об этом сказал в своём выступлении – как можно быстрее прекратить вооружённое противостояние, наладить диалог и договориться о том, как строить, воссоздать ливийскую государственность. Мы все в этом заинтересованы.

Меня особенно беспокоит, что из идлибской зоны в Сирии мы наблюдаем инфильтрацию боевиков в Ливию, и это угроза для всех, потому что из Ливии они могут дальше перебраться вообще куда угодно – давайте не будем про это забывать.

Мы готовы объединять свои усилия, в том числе и с нашими итальянскими друзьями, для того чтобы способствовать восстановлению диалога между противоборствующими сторонами в Ливии и помочь ливийскому народу восстановить нормальное функционирование государственных институтов.

Дж.Конте: Что касается Ливии: как Вы знаете, это стратегическое досье для Италии. Мы постоянно следим за развитием ситуации, и ещё недавно во время «большой двадцатки» в Осаке я смог обсудить ливийский вопрос со многими лидерами. Я попытался убедить своих собеседников, и об этом мы говорили тоже сегодня с Президентом Путиным, мы согласились, что военное решение никуда не приведёт, оно создаёт нестабильность и, безусловно, является причиной гуманитарных кризисов, которыми трудно управлять.

Могу сказать, что Италия – одна из немногих стран, может быть, потому, что мы, итальянцы, и я лично очень глубоко знаем ливийский вопрос – мы смогли сразу же сделать оценки, которые нам позволили предвидеть то, что произойдёт. Увы, мы были хорошими пророками. Военное решение в данном конкретном контексте никак не могло привести к объединению, а наоборот, сегодня мы являемся свидетелями драматической ситуации, так как террористы и экстремисты как раз более радикализованы.

Я полностью разделяю оценку господина Президента Путина: идёт настоящая гражданская война, военные стычки, столкновения более или менее сильные, но всё равно мы перед гражданской войной. И гуманитарный кризис как раз нас ожидает. Очень много людей погибло, очень много беженцев. И я могу только сказать, что я постоянно буду работать и с друзьями, и с собеседниками международного уровня, для того чтобы международное сообщество смогло единогласно заставить ливийских игроков прийти к политическому решению и прекратить огонь. Потом мы можем создать условия для переговоров, для того чтобы обсудить детали такого возможного диалога.

Что касается Сараджа, я призываю Сараджа к выполнению высокоответственной задачи: он должен взять на себя ответственность и приложить все возможные усилия, для того чтобы не произошло полного взрыва гуманитарного кризиса.

Вопрос: Сегодня Вы перечислили много кризисных ситуаций, но есть ещё одна страна – Венесуэла. Обсуждалась ли ситуация там? Считаете ли Вы, что кризис в этой стране преодолён?

И ещё, Владимир Владимирович, по поводу Вашей встречи в Ватикане. Можно подробнее рассказать, о чём шла речь, о чём удалось договориться?

Спасибо.

В.Путин: Я уже говорил о том, что эту тему мы обсуждали действительно на всех площадках: и в Ватикане, и с Президентом Итальянской Республики, и с моим коллегой и другом Председателем правительства.

Нас всех беспокоит ситуация в Венесуэле. В России нас тоже это беспокоит очень. Имею в виду, что люди страдают, это факт. Большое количество беженцев, мигрантов. Не от хорошей же жизни люди уезжают – значит, есть внутренние проблемы.

Что нас не менее беспокоит – это вмешательство в венесуэльские проблемы извне и давление извне, которое усугубляет положение граждан Венесуэлы. На мой взгляд, это недопустимо. Недопустимо не военное вмешательство, что вообще должно быть абсолютно исключено, но даже какое бы то ни было вмешательство во внутриполитическую жизнь.

Да, у нас добрые отношения с Президентом Мадуро. И конечно, они сложились уже давно. Мы и военную технику поставляли в эту страну, мы сотрудничаем в экономике, в энергетике, у нас есть там миллиардные вложения, и нам небезразлично, как будет развиваться ситуация по нормализации отношений между противоборствующими сторонами.

Я вам почти близко к тексту могу сказать, что я говорил на всех этих площадках в ходе наших переговоров сегодня. Вот лидер оппозиции господин Гуайдо вышел на площадь, поднял глаза к небу и, обращаясь к Господу, объявил себя президентом. Хорошо, но Господь нам не сообщил о том, как он отреагировал на это обращение, никакого сигнала нам не подал. Поэтому думаю, что нужно вернуться на нашу грешную, бренную землю и руководствоваться демократическими процедурами и правилами, которые сводятся к одному: к диалогу и к обращению к народу, к избирателям. Нужно идти на выборы и на выборах решать вопросы будущего развития.

Мы приветствуем диалог, который начался между правительством и оппозицией в Норвегии, и надеемся на то, что без всякого вмешательства извне – а мы знаем об этом, Президент Мадуро неоднократно говорил, что готов к диалогу с оппозицией, – в ходе этого диалога будут выработаны приемлемые для всех политических сил этой страны решения, которые приведут к нормализации ситуации.

Дж.Конте: Несколько слов о Венесуэле.

Как было сказано, мы долго говорили о Венесуэле. Это кризис, который привлёк наше внимание, потому что, как я напомнил Президенту Путину, там община итальянского происхождения, италоязычная община живёт, и поэтому мы особо чувствительно относимся к тому, что происходит в Венесуэле.

В этой связи тоже итальянская позиция не изменилась. С самого начала итальянцы заняли очень чёткую позицию. И даже некоторые страны, которые сначала заняли глубоко отличающуюся от Италии позицию, потом сошлись с нами. Мы с самого начала говорили о том, что вместе с другими странами Евросоюза мы не считали, что президентские выборы проходили достоверно и при обеспечении полных демократических условий. Поэтому мы не признали Мадуро в качестве президента. Но мы одновременно как раз испытывали сомнения в отношении самопровозглашения Гуайдо в качестве временного президента республики, признавая его в качестве председателя Национальной ассамблеи.

Это тоже ситуация застоя. Тут открыто окно диалога в Норвегии, как напомнил Президент Путин. Мы тоже как раз внесли свой вклад, отправили дипломатические делегации. И мы всячески стараемся действовать, для того чтобы ускорить процесс перехода к демократии или создать условия, чтобы как можно быстрее проводились демократические, прозрачные выборы. Это всё для того, чтобы предоставить этой стране и этому народу, который так много страдает, возможности восстановить ситуацию.

В.Путин: Что касается переговоров в Ватикане, я в принципе уже об этом сказал: это была очень добрая беседа по некоторым вопросам международного характера, а также по развитию двусторонних отношений между Россией и Ватиканом, включая духовный аспект этого взаимодействия и гуманитарные связи.

Спасибо.

Дж.Конте: Большое спасибо всем.

4 июля 2019 года, Рим