Настройки отображения

Размер шрифта:
Цвета сайта:
Изображения

Настройки

Президент России — официальный сайт

Новости   /

Совещание по вопросам развития электроэнергетики

14 ноября 2017 года, Москва

Владимир Путин посетил компанию «Российские сети», где провёл совещание по вопросам развития электроэнергетики, а также в режиме видеоконференции дал команду на ввод в эксплуатацию подстанций «Пресня» (Москва), «Стадион» (Самара), «Береговая» (Калининград), входящих в электросетевую инфраструктуру чемпионата мира по футболу 2018 года.

В ходе посещения ПАО «Россети» Президент ознакомился с инновационными разработками для электросетевого комплекса. Пояснения давал генеральный директор, председатель правления компании Павел Ливинский.

«Россети» – одно из крупнейших электросетевых предприятий в мире. Компания управляет 2,3 миллиона километров линий электропередачи, 496 тысячами подстанций трансформаторной мощностью более 773 тысяч MBA.

* * *

Стенографический отчёт о совещании по вопросам развития электроэнергетики

В.Путин: Добрый день!

Сегодня обсудим перспективы развития электроэнергетики России и прежде всего сосредоточимся на задачах в сфере тепловой генерации. Отмечу, что за последние годы удалось существенно нарастить возможности этого сектора. Так, за последние пять лет, с 2012 по 2016 годы, объём мощности тепловой генерации вырос на 6,7 процента.

Сегодня здесь сосредоточены две трети установленной мощности энергетики страны – 164 гигаватта. На тепловых электростанциях вырабатывается почти 60 процентов электроэнергии России – если быть более точным, 57 процентов.

На фоне роста мощности происходят и качественные изменения, что, конечно, отрадно. Благодаря вводу в строй новых установок снизилась аварийность тепловой генерации, повысилась устойчивость энергоснабжения предприятий, социальных учреждений, жилых домов. Использование передовых технологий позволяет обеспечить и более строгие экологические стандарты.

Такая позитивная динамика в работе энергосистемы России, а также снятие барьеров, оптимизация административных процедур позволили заметно упростить и сократить сроки подключения к технологическим сетям.

Приятно отметить, что в обновлённом международном рейтинге Всемирного банка по параметру «подключение к системе электроснабжения» наша страна заняла 10-е место, то есть находится среди мировых лидеров.

Для сравнения напомню, что ещё в 2012 году мы были на 183-м месте из 190 стран. То есть движение наверх явно существенное, это, безусловно, является позитивной стороной вашей работы.

Безусловно, при этом нужно продолжать эту линию, развивать инфраструктурную основу для роста экономики и укрепления социальной сферы, в том числе повышать устойчивость и эффективность работы тепловых электростанций.

Подчеркну, созданный задел в виде новых мощностей даёт сегодня возможность реализовать масштабную долгосрочную программу модернизации тепловой энергетики России. Её приоритеты – вывод из оборота и замена устаревшего, неэффективного оборудования; внедрение ресурсосберегающих, экологичных технологий; развитие мощностей на основе современных установок, с более высокими характеристиками надёжности и отдачи.

Необходимо увязать эти планы с программами развития территорий и ключевых отраслей Российской Федерации, обеспечить резервы для роста экономики. И, что важно, инвестиции в обновление генерации должны привести к снижению операционных расходов, а следовательно, хочу это особо подчеркнуть, капитальные затраты не должны ложиться на плечи потребителей, бизнеса, граждан, социальных и государственных учреждений. Иными словами, необходимо вписаться в действующий порядок установления энерготарифов.

На этом я закончу свое вступительное слово и передаю слово для выступления Александру Валентиновичу Новаку, Министру энергетики. Потом Игоря Юрьевича [Артемьева] попрошу выступить и подискутируем.

Прошу.

А.Новак: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Уважаемые коллеги! В раздаточных материалах есть презентация, где подробно изложены итоги работы отрасли и основные предложения к сегодняшнему совещанию. Я коротко остановлюсь на некоторых основных позициях.

Первое, о чём хотел бы сказать. Задача электроэнергетической отрасли – это в первую очередь надёжное обеспечение потребителей электроэнергией, повышение эффективности функционирования электроэнергетической отрасли. Владимир Владимирович назвал уже основные цифры, я хотел бы добавить, что в отрасли за последние пять лет общее потребление энергии увеличилось на 3,2 процента. И мы видим, что и в 2016 году, и в 2017 году идёт рост потребления: на 1,7 в этом году мы ожидаем прирост. Это означает, что после кризиса экономика восстановлена – и потребление электроэнергии восстановилось.

Мы также за пять лет обеспечили общий объём инвестиций в отрасль в сумме 4 триллиона рублей, из них 1,7 триллиона рублей – в сети и 2,3 триллиона рублей – в генерацию. За этот период было построено 156 тысяч километров электросетей, 103 тысячи мегавольт-ампер трансформаторной мощности, введено в эксплуатацию 35 тысяч мегаватт новых мощностей. Важный показатель – это снижение количества аварий, с 2012 года количество аварийности снизилось в генерации на 11 процентов, а в электросетевом комплексе – почти на пятую часть, на 20 процентов. На 6 процентов повысили топливную эффективность выработки электроэнергии, это позволяет сейчас сэкономить порядка 35 миллиардов рублей в год только на топливе, потери снижены на 15 процентов по сравнению с 2012 годом.

Владимир Владимирович, реализуется ряд крупных проектов, которые повышают надёжность энергоснабжения. Вам сегодня докладывали о строительстве энергомоста в Крым, который был введён в эксплуатацию в конце 2015 года и в начале 2016 года. Были построены объекты по надёжному снабжению объектов Олимпиады в Сочи.

Сейчас реализуется несколько важных проектов: это обеспечение энергонезависимости Калининградской области, строительство двух крупных электростанций в Крыму общей мощностью 940 мегаватт, обеспечение надёжного снабжения объектов чемпионата мира по футболу. Четыре крупные станции строятся также на Дальнем Востоке.

За прошедший период мы также большое внимание уделили совершенствованию регулирования отрасли, и была введена четырёхлетняя модель долгосрочных отношений на рынке мощности. Это на сегодняшний день даёт понятные ценовые ориентиры, даёт возможность участникам рынка планировать инвестиции в долгосрочный период.

Принят был закон об «альтернативной котельной», который позволил существенно повысить привлекательность инвестиций в теплоэнергетику. Этот закон заработает в полную силу с 1 января 2018 года, и мы ещё будем анализировать его применение.

Кроме этого, одно из Ваших поручений было в электросетевом комплексе – это консолидация ТСО. За период с 2015 года уже на 40 процентов сокращено количество территориальных сетевых организаций. Введена система эталонов для расчёта также нормативов цены при утверждении инвестиционных программ сетевых организаций, то есть сейчас все инвестиционные программы считаются по эталонным нормативным затратам.

Вами было дано поручение провести работу по совершенствованию регулирования энергосбытовых компаний. Хотел бы в рамках этого совещания сказать о том, что введены финансовые гарантии на оптовом рынке, организован мониторинг финансового состояния 212 сбытовых компаний.

Принято постановление Правительства о лишении статуса гарантирующих поставщиков за долги перед генераторами и сетями. И сегодня уже рассматривается во втором чтении в Государственной Думе проект закона о лицензировании сбытовой деятельности.

В рамках Ваших поручений создаются расчётно-кассовые центры, их сейчас насчитывается около 300, и они работают в 50 субъектах Российской Федерации.

Большое внимание мы уделяем платёжной дисциплине, большой пакет документов был принят. В результате нам удалось переломить тенденцию к постоянному росту дебиторской задолженности. В этом году уровень расчётов на рознице составил 98,5 процента – и лучше, чем в 2017 году, почти на 1 процент, на 20 миллиардов снизилась задолженность гарантирующих поставщиков.

Хотел бы особо отметить, что принятые регуляторные решения и жёсткая конкуренция на рынке электроэнергии обеспечили рост цены на электроэнергию на уровне устойчиво ниже инфляции. Вам представлена соответствующая информация.

Сравнение с другими странами показывает, что цена на электроэнергию в России сейчас одна из самых низких в мире: в два раза ниже средней для промышленности по сравнению с другими странами и в три раза ниже для населения. Это на самом деле очень важный фактор повышения конкурентоспособности отечественной экономики.

Уважаемый Владимир Владимирович! В 2010 году Вами была запущена программа строительства новой генерации на базе механизма договоров предоставления мощности. С момента начала этой программы по настоящее время реализовано уже 130 проектов. С 2010 года введено 30 тысяч мегаватт новых мощностей. Всего до конца 2020 года будет введено ещё 6 тысяч.

Можно сказать, что благодаря этому механизму был создан очень хороший инструмент, привлечены колоссальные инвестиции в российскую экономику – порядка 2 триллионов рублей как со стороны российских, так и со стороны ведущих иностранных компаний.

Квалифицированные и ответственные инвесторы пришли в российскую энергетику. Государство показало себя надёжным партнёром по возврату инвестиций и по выполнению тех обязательств, которые были приняты нормативными документами.

Кроме этого, были достигнуты значительные макроэкономические эффекты – помимо инвестиций прирост налоговых поступлений, прирост ВВП. В презентации это показано.

И наверное, одним из самых важных, ключевых эффектов реализации этой программы стало то, что мощнейшее развитие получило отечественное энергетическое машиностроение, проектные и строительные отрасли. Программа ДПМ фактически возродила отечественный энергомаш после стагнации отрасли в 1990-е годы.

И загрузка отрасли позволила вводить примерно до 4 гигаватт мощностей ежегодно, в том числе это современные новые теплоэлектростанции, атомные электростанции – например, силовая установка на Новочеркасской ГРЭС, которая работает по технологии циркулирующего кипящего слоя, энергоблок на Нововоронежской АЭС с реактором поколения «3+». Это то, что достигнуто как раз благодаря ДПМ.

На сегодня можно констатировать, что программа ДПМ заканчивает своё действие. Она позволила обновить около 15 процентов всей установленной мощности электрогенерации в России. Однако на фоне этих цифр я хотел бы обратить внимание на проблему старения оборудования, которая всё равно остаётся очень острой.

В России сегодня, несмотря на 15-процентную модернизацию, мы отмечаем всё равно достаточно старый парк генерирующего оборудования в сравнении с развитыми странами мира. Средний возраст составляет 34 года. Более 30 процентов всего оборудования – старше 45 лет.

Это очень большой показатель. И, если ничего не делать, через 10 лет в разряд «за 50 лет» перейдёт ещё четверть оборудования, или почти 50 тысяч мегаватт. При этом мы на сегодня имеем две трети оборудования с выработанным на 100 процентов ресурсом.

Во второй презентации у Вас, Владимир Владимирович, есть фотографии модернизированных теплоэлектростанций и во второй части – тех, которые ещё находятся в достаточно плохом состоянии, имеют выработанный парковый ресурс и требуют модернизации.

В соответствии с утверждённой в этом году Правительством генеральной схемой развития электроэнергетики нам требуется принятие инвестиционных решений в отношении порядка 130 гигаватт мощностей действующей тепловой генерации.

Парковый ресурс этих 130 гигаватт будет исчерпан до 2035 года. Как я уже говорил, такой большой объём обусловлен тем, что практически не было вводов в 1990-е годы, в 2000-е годы, и нам надо модернизировать и заменить почти 60 процентов установленной мощности генерации менее чем за два десятка лет.

Это действительно большая и масштабная задача. Она требует консолидации усилий не только энергетиков, но и машиностроителей, проектировщиков. Сложность в том, что нужно будет в этот момент работать и модернизацию производить при работающей системе.

Мы провели большую подготовительную работу, чтобы сформулировать предложения, как модернизировать энергетику без ущерба для надёжности и с минимизацией финансовой нагрузки на потребителей. Выработано два предложения, которые обсуждены с отраслевым сообществом, с федеральными органами власти.

Первое предложение. Проекты ДПМ сейчас в основном завершены, оставшиеся подходят к завершению. Величина высвобождаемых средств с 2021 года будет составлять порядка 130–250 миллиардов рублей в год. Это позволит произвести глубокую модернизацию. Мы предлагаем воспользоваться этим ресурсом для того, чтобы реинвестировать высвобождаемые средства в отрасль.

За весь период с 2020 года по 2030 год объём высвобождаемых средств составит примерно 1,5 триллиона рублей, что чуть меньше того объёма, который был в период строительства новых мощностей, тем не менее он покрывает необходимость в инвестициях на модернизацию.

Это позволит провести модернизацию порядка 40 гигаватт установленной мощности на период до 2030 года, примерно в течение десяти лет модернизировать от 3 до 4 гигаватт мощностей.

И при этом мы загрузим энергетическое машиностроение, строительный комплекс для решения этой задачи. Фокусом должна стать модернизация тепловой генерации.

Почему мы предлагаем не строительство новых мощностей, а модернизацию? Потому что по срокам это быстрее, это где-то примерно от одного до трёх лет вместо трёх-шести лет при новом строительстве. Стоимость модернизации примерно в три-четыре раза дешевле строительства новых мощностей. Посредством модернизации мы продлим срок работы электростанций на 15–20 лет в центрах как электрической, так и тепловой нагрузки и обеспечим загрузку отечественного машиностроения, о чём я уже сказал.

Предлагаются следующие основные параметры: обеспечить возврат вложенных инвестиций в период от 15 до 20 лет, то есть использовать опыт уже предыдущего механизма модернизации с разумной доходностью в привязке к ОФЗ. Начало возврата вложенных средств – только по окончании проведения всех работ по модернизации.

Также предусматривается механизм штрафных санкций за несвоевременное или неполное исполнение обязательств, будут определены типовые технические решения и эталонная стоимость проводимых работ. И, безусловно, здесь важно соблюсти конкурсный критериальный отбор проектов с учётом эталонного ценообразования.

Отдельно хотел бы сказать, что программа ДПМ может также охватить и распространяться на энергосистему Дальнего Востока.

И второе предложение. Мы считаем целесообразным внести ряд корректировок в механизм рынка мощности, так называемый конкурентный отбор мощности, в части увеличения срока заключаемых договоров с четырёх лет до шести лет и изменение границ ценовых коридоров на соответствующий период.

Это позволит нам дополнительно ещё дать жизнь порядка 100 гигаватт мощностей, продлить их срок эксплуатации на период до 2030 года для надёжного функционирования энергосистемы, а по окончании программ модернизации, начиная с 2030 года, нам нужно будет вернуться к рассмотрению вопроса по этим 100 гигаваттам.

Важнейший элемент, безусловно, о чём Вы сказали в своём вступительном слове, – это нагрузка на потребителей и платежи. Мы считаем, что предлагаемый механизм модернизации не должен привести к росту платежей потребителей сверх инфляции. Мы это изложили схематично.

В результате реализации данной программы мы получим целый ряд значимых макроэкономических и отраслевых эффектов по аналогии, как из программы строительства новых мощностей. Ввод первых проектов модернизации необходимо обеспечить уже к 2020 году и в период до 2025 года, поэтому нормативную базу необходимо запускать уже в 2018 году.

Уважаемый Владимир Владимирович! В случае Вашей поддержки данных предложений мы в короткие сроки начиная с февраля–марта подготовим все необходимые корректировки, нормативную базу и законодательство для того, чтобы скорее запустить данную программу. Просим Вас поддержать.

Спасибо.

В.Путин: Игорь Юрьевич, пожалуйста.

И.Артемьев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания!

Прежде всего хотел бы сказать, что несомненные успехи в борьбе с инфляцией в нашем государстве открывают для многих отраслей совершенно новые возможности и в том числе для электроэнергетики, в смысле модернизации, более дешёвого кредита и целого ряда других, очень важных, хороших предпосылок. Поэтому, собственно, разговор сегодня об этом и идёт, о том, как сделать нашу электроэнергетику лучше, и это возможно сделать в ближайшее время.

В этих условиях политика, которая была создана как среднесрочная политика «инфляция минус», является уже менее болезненной для отрасли. И в этом смысле её нужно обязательно продолжать, оказывая давление на издержки самих компаний для того, чтобы они больше экономили и делали экономику более эффективной.

Для того, чтобы был стимул и компаниям было интересно осуществлять такую политику давления на издержки, Правительство уже выпустило ряд распоряжений, одно из которых в отношении сетевого комплекса оставляет всю сложившуюся экономию (за счёт реальной экономии, которая будет получена компанией) в распоряжении самой компании. И она может её расходовать на инвестиции, может на дивиденды, на что угодно. Этот принцип хозрасчёта, когда не изымается то, что ты сэкономил, должен стать единой составной частью политики «инфляция минус».

Кроме того, мы понимаем, что энергетикам нужна долгосрочная стабильность, что опять же низкая инфляция позволяет сегодня прогнозировать. И если говорить, например, о целом ряде других естественных монополий, то мы всерьёз уже думаем, что готовы к установлению прогноза десятилетних тарифов.

Например, в железной дороге мы сейчас решили вместе с Аркадием Владимировичем, что до 2025 года и даже позднее можно устанавливать тариф по схеме «инфляция минус 0,1 процент». Можно то же самое предложить и энергетикам.

Это тоже будет осуществлять, с одной стороны, режим экономии, а с другой стороны – даст долгосрочную стабильность для той модернизации, для тех ресурсов, которые пойдут в энергетику. И это тоже представляется исключительно важным.

Эта триада: «инфляция минус», долгосрочность соответствующего тарифа, сохранение режима экономии – и создание этого стимула в целом по всей системе электроэнергетической отрасли может позволить создать весьма благоприятные условия для развития.

Второе, что хотелось бы отметить. Нужно закончить с той темой, которая продолжалась, к сожалению, довольно долгие годы, я имею в виду разброс тарифов для разных видов сетей и генераторов.

Например, если мы на одну условную единицу электрооборудования посмотрим в различных регионах, то разница составит более чем восемь раз. Не 8 процентов, не 80 процентов, а восемь раз. Разница в сбытовых надбавках будет составлять десять раз. Если мы выскакивающие значения по типу Чукотки уберём, то тем не менее всё равно это в восемь раз.

По тепловой энергии тарифы различаются тоже в 6,5 раза. Это говорит о том, что всё-таки сама система нормирования (то, что должно быть всегда в тарифе, что не должно быть никогда в тарифе, что и как осуществляется с учётом существующих технологий) у нас весьма далека от совершенства.

В этом отношении это настоящий прорыв – та работа, которая была проведена в отношении подготовки эталонов в области тепла, сбытовых надбавок, то же самое было сделано и в ЖКХ. Это делалось под руководством Аркадия Владимировича и Дмитрия Николаевича Козака. Эти эталоны на сегодня позволяют нам весьма точно оценить тот уровень фактических затрат, который нужен компаниям для нормального функционирования.

Примерно две трети регионов сегодня живут выше эталонов. В этом смысле у нас есть потрясающая возможность: не обязательно снижать эти тарифы, а можно, например, потребовать, чтобы разница от эталонных затрат до фактически уже назначенного тарифа направлялась исключительно на инвестиции, на ту самую модернизацию.

Мы посчитали, что это сотни миллиардов рублей, которые дополнительно могут быть привлечены в электроэнергетическую отрасль, о чём говорил уважаемый Александр Валентинович. Это тоже ресурс, который можно использовать. Но есть примерно треть регионов, которые не дотягивают до этого эталона и которые должны ставить более современное и экономичное оборудование. Для того, чтобы этого избежать, Правительством была одобрена концепция закона об основах тарифного регулирования. Я докладывал Вам, Владимир Владимирович, по этой теме.

Мы вместе должны ещё в течение года отработать эту схему, чтобы была абсолютная ясность, что всегда включается в тариф, что никогда не включается, что должно быть нормировано, по каким ставкам. И конечно, специфика отраслей должна быть в этом законе тоже утверждена.

Никогда в России не было закона об основах тарифного регулирования, и в принципе это хорошая опция – закрепить основополагающие вещи долгосрочного планирования, регуляторных контрактов, которые нужны, безусловно, об этом говорит Министерство энергетики. Это действительно будет новая реальность.

Вместе с тем нужно закрыть несколько дырок. Что сегодня говорит закон, например, об электроэнергетике в своей 23-й статье в седьмом пункте? Он говорит, что если Правительство приняло предельный уровень тарифа, а это очень жёстко всегда проходит на Правительстве, то можно не обращать на это внимание, если у вашей компании есть инвестиционная программа, и установить любой тариф.

Вот таких превышений тарифов, просто потому что есть инвестпрограмма… Что за инвестпрограмма, какая она, полезная, важная? Будем надеяться, что она оценена Минэнерго достаточно хорошо. Но смысл в том, что фактически эта норма закона нивелирует все решения Правительства по установлению предельных тарифов.

Так, например, в Нижегородской области тариф вырос на 34 процента, в Башкирии – на 14. Всего таких случаев 17. А в целом по ЖКХ каждый год таких превышений происходит тысяча с лишним раз. Поэтому в августе были подготовлены и согласованы Министерством экономики, Министерством энергетики, нами и внесены в Правительство соответствующие поправки, которые устанавливают, что регионы не могут превышать предельный тариф, если они не согласовали это превышение и не обосновали перед Минэнерго и нами как тарифным регулятором.

Эти поправки сейчас направлены в Администрацию Президента на согласование в Государственно-правовое управление. Владимир Владимирович, большая просьба, если можно, поддержать эти поправки, чтобы у нас не было такого, как, когда Вы приезжаете в регионы, и всем известно, что предельный – четыре, установлен Правительством, и вдруг Вам показывают платёжку, где реально 17–20 или, как было недавно в Забайкальском крае, 76 процентов рост соответствующих коммунальных тарифов. Эта вещь недопустимая, и с ней нужно бороться.

Второй закон тоже готов. Дмитрий Николаевич Козак своими протоколами его одобрил. Это то, что нужно, – ликвидировать разброс, который непонятен во всех отношениях.

Конечно, хотелось бы обратить внимание на госзакупки. В нашей компании мы уже с новым руководителем «Россетей» очень подробно обсуждали здесь стратегию. Мне кажется, что сейчас уже первые шаги, которые сделаны, позволят и компанию «Россети», и другие компании привести здесь к хорошим практикам, которые есть, например, в «Росатоме» и в целом ряде других наших корпораций.

Конечно, экономия, которая сейчас складывается, в среднем это около 1,5 процентов от стартовой цены, это, конечно, мизер. Меньше чем 6, 8, 10 процентов не должно быть при нормальной конкуренции, когда сталкиваются лбами, и это нормально организовано потенциальными поставщиками по конкурентным секторам, где действительно можно конкурировать.

И, собственно, эти ориентиры должны быть поставлены и в виде KPI, и в виде соответствующих задач нашим руководителям, потому что это тот самый инвестиционный ресурс, который, несомненно, должен быть востребован для той же модернизации энергетики.

Я хочу напомнить, что Ваши указания о том, чтобы принять поправки в 44-й и 223-й закон сейчас медленно, но выполняются. Там было отрицательное заключение ГПУ, но сейчас, к счастью, снимаются последние барьеры уже в Государственной Думе. Мы очень надеемся, что в самом ближайшем будущем эти поправки заработают, потому что без них, конечно, добиться этих показателей, существенного улучшения по госзакупкам не представляется возможным.

Наконец, я хотел бы сказать, что, конечно, самыми выгодными вложениями в этой отрасли являются вложения в ликвидацию потерь того, что уже произведено. Это касается и коммунального комплекса, где мы теряем 25 процентов воды.

Мы сейчас не так много уже теряем произведённой электроэнергии, но, когда возникает вопрос, например, о том, забрать ли это на дивиденды (пусть на меня не обижается Министр финансов: что нужно для бюджета, безусловно, я это понимаю) или всё-таки часть этих денег вложить в экономию уже произведённого ресурса, чтобы он не уходил, или в цифровизацию, в оптимизацию систем, которые позволят на самом деле в эквиваленте сэкономить миллиарды рублей для отрасли, – я должен сказать, что некоторые даже такие простые расчёты показывают, что это один к трём: один рубль, вложенный в цифровизацию или в модернизацию, по потерям даст эти три рубля на инвестиции.

Поэтому здесь тоже нужно считать и взвешивать, в каждом случае выбирая, что важнее, бюджет или отрасль всё-таки, которая будет жить в условиях экономии в системе «инфляция минус». Конечно, очень важно научиться экономить ресурс, который уже создан, когда уже топливо сожжено, уже генерация произошла. Мы его теряем безвозвратно, в этом смысле наши показатели оставляют желать ещё всё-таки лучшего.

И последнее, уважаемый Владимир Владимирович, мы хотели бы сказать, что в Российской Федерации нигде не готовили специалистов по тарифам вообще, ни в одном университете. И сейчас с одобрения Дмитрия Анатольевича в Плехановском университете открывается Высшая школа тарифного регулирования, в которую вместе с властями Москвы приглашаем наших энергетиков, наших уважаемых коллег из «Россетей», мы уже об этом говорили, для того, чтобы создать учебные курсы, учреждения дополнительного высшего образования, чтобы получать соответствующие аттестаты и наконец учить людей заниматься тарифной работой. Это тоже специальная отрасль, и она не такая уж простая, как показывает наша жизнь, нам очень непросто было входить в эту проблему.

В.Путин: Спасибо.

<…>

14 ноября 2017 года, Москва